[00: 00: 00] [Начало записи] [00: 04: 24] Андрей Кобяков




Скачать 465.01 Kb.
страница1/3
Дата27.09.2016
Размер465.01 Kb.
  1   2   3

Круглый стол №8

[00:00:00] [Начало записи]

[00:04:24]



Андрей Кобяков: Позвольте мне поприветствовать всех, собравшихся в этом зале, от лица организаторов форума, и открыть наш круглый стол №8, который посвящен проблеме условий ведения бизнеса в России глазами немецкого бизнеса. Хочу напомнить, что деятельность МЭФ началась три года назад, а с прошлого года в рамках форума функционирует германо-российская секция. Первое мероприятие мы провели в этом же зале год назад. 26 января было выделенное мероприятие в Торгово-промышленной палате, собравшее 20 очень известных спикеров, среди которых действующие политики, министры, руководители всевозможных ассоциаций, крупнейших немецких компаний, работающих в России, представителей торгово-промышленных и внешних торговых палат. Мероприятие собрало помимо этого более 300 гостей, было несомненным успехом. И сегодня третье наше мероприятие. Я об этом упомянул для того чтобы подчеркнуть важность российско-германских отношений с точки зрения форума, его организаторов, учредителей. Мы неслучайно выделяем отношения тех двух крупных стран, центральных для европейской политики, двух крупных экономических держав, чьи взаимоотношения в условиях глобального экономического кризиса, а также в условиях геополитической нестабильности чрезвычайно важны. И эта важность в частности подчеркнута тем, что мы с вами сидим в этом зале, немногие круглые столы удостаиваются такой чести. Нас с вами помимо присутствующих в зале смотрят в прямом эфире многие зрители интернет-каналов.

Скажу, чем была обусловлена тема нашей дискуссии. МЭФ выступает как некая площадка для разработки альтернатив экономической политики, как говорят в англоязычных странах – pro-growth, pro-development policy, то есть это политика, нацеленная на экономический рост, активное его стимулирование, политика, которая принимает во внимание интересы реального сектора экономики, политика, которая должна четко акцентировать задачи развития на интересах социального развития. И существует такая вещь, что нет пророка в своем отечестве, и мы решили взглянуть на проблемы российской экономики, ведения бизнеса здесь глазами иностранных компаний. В этом смысле мы были бы благодарны за активную конструктивную критику на нашем сегодняшнем заседании с тем, чтобы мы могли подобного рода замечания, а также рекомендации зафиксировать впоследствии в рекомендациях форума.

Вести наш сегодняшний круг буду я, Андрей Кобяков, и мой коллега-сомодератор Фальк Тишендорф. Передаю слово сомодератору.

Фальк Тишендорф: Спасибо, Андрей. Позвольте мне тоже добавить несколько слов касательно идей проведения этого круглого стола. Темы, которые мы обсуждали в прошлом году в рамках второго МЭФ, в том числе необходимость модернизации и диверсификации российской экономики, играет сегодня еще более важную роль. Поэтому мы в конце января провели мероприятие, о котором сейчас говорил Андрей, где очень плотно и подробно обсудили те вопросы, которые касаются ведения бизнеса в России.

[00:10:05]

При этом было достаточно важным узнать и уточнить тот момент, что те компании, которые работают в России, и даже те компании с иностранным капиталом, они действуют здесь как российские компании. Поэтому в рамках мероприятия в январе мы обсудили очень важный вопрос, как взаимодействие российского и немецкого бизнеса может способствовать достижению этой желаемой и необходимой диверсификации российской экономики. Я очень рад приветствовать в рамках круглого стола не только инвесторов, которые представляют известные нам всем крупные компании, но и представителей малого и среднего бизнеса, которые уже много лет успешно работают в России, особенно через свои дочерние общества. Хочу обратить внимание на то, что эти компании создали российские предприятия, построили заводы в России, у них работают российские сотрудники на всех уровнях, и они платят налоги в России. Они действуют здесь через российские компании. Поэтому в рамках круглого стола нам важно узнать, в чем заключается привлекательность российского рынка с точки зрения этих обществ, особенно учитывая текущую рыночную ситуацию в России.

Здесь есть представители компаний, которые имеют заводы в разных странах и на разных континентах, что даст нам сегодня возможность сравнить условия работы на российском рынке с другими мировыми рынками.

Сначала я хочу предоставить слово господину Герхарду Пфайферу, который с 2011 года руководит деятельностью компанией «Bosch» в России, СНГ и Грузии, и одновременно господин Пфайфер является генеральным директором компании «Bosch» в Москве и Тбилиси. При этом у господина Пфайфера есть не только опыт работы в России, но и опыт работы в Германии, Японии и Франции.

Господин Пфайфер, если бы вы сейчас посмотрели на российский рынок, скажите, что здесь интересно для вас, и как бы вы ранжировали условия, которые сложились здесь по сравнению с Германией, Японией и Францией.



Герхард Пфайфер: Большое спасибо за приглашение на этот форум. Для меня большая честь сегодня присутствовать на этой сцене и говорить с вами. Для того чтобы правильно ответить на этот вопрос, я бы хотел представить компанию «Bosch», что она делает в России и нашем регионе, для того чтобы вы лучше поняли и сравнивали ее действия с другими странами, как Германия, Франция и Япония.

В России компания «Bosch» активно работает в течение 110 лет, и достаточно успешно. Это было прервано двумя войнами, и каждый раз все начиналось сначала после войны. И сейчас в РФ наш оборот – 2 млрд. евро, и это больше 5,5 тыс. сотрудников. Знаменитые области, где применяется наше оборудование – это автомобильная отрасль. Это компания, которая наиболее активно вовлечена в автомобильный бизнес. Мы также широко представлены в сфере товаров широкого потребления.

[00:15:11]

Такие вещи, как стиральные машины. Кроме того, различные генераторы, системы отопления под бредом «Buderus». Кроме того, мы производим некоторое оборудование для целей безопасности, для промышленности. В настоящее время в России у нас есть три предприятия. Наиболее крупное в Санкт-Петербурге, есть в Энгельсе, в Саратов. Сейчас есть новый завод в Самаре. Там производится оборудование для автомобильной промышленности, и это хороший мостик для нынешней ситуации.

Внутрирыночная ситуация сейчас весьма трудная, и что касается автомобильной промышленности, то третий год подряд мы видим падение этого рынка, и фактическая ситуация не соответствует нашим ожиданиям.

Когда мы четыре года назад решили вложить 1,5 млн. инвестиций, у нас были предсказания, что Россия будет производить 3 млн. автомобилей в год, и было ожидание, что Россия даже обойдет японские марки с точки зрения пассажирских автомобилей и маленьких коммерческих автомобилей, а это до 4 млн. единиц автомобилей, но сейчас нынешний прогноз российского рынка гораздо более консервативный. Ожидается, что в этом году будет произведено 1,4 млн. автомобилей. Это что касается автопрома.

Что касается потребительских товаров, то получается иная ситуация. Покупатели покупают дорогое, высококачественное оборудование для домашнего потребления, и разное оборудование для обогрева. Таким образом мы видим, что рынок по-прежнему предъявляет спрос на нашу продукцию, несмотря на заметное повышение цен на нашу продукцию.

Наше мнение на ситуацию в России по сравнению с ситуацией тех стран, где я работал, следующее. Российский рынок более определен, ситуация меняется более часто, и он представляет собой бо́льшие трудности. Мы иногда как будто катаемся на американских горках. Мы сейчас ощущаем воздействие на нашей работе изменения курсов обмена рубля, то есть мы имеем очень серьезные последствия, связанные с воздействием курса обмена рубля, поэтому нужно об этом говорить прямо. Это волатильность рынка, которая представляет собой проблемы.

Другая особенность российского рынка заключается в том, что промышленный сектор в России, уровень автоматизации по сравнению с Японией, Францией и Германией представляет собой потенциал дальнейшего развития. Это интересный для нас рынок.

Еще одно отличие в следующем. В Германии мы называем это предприятиями среднего размера, которые представляют семейный бизнес, например, во втором поколении, и Германия представляет собою основной хребет технической промышленности. Это является одной из причин, почему немецкая промышленность так конкурентоспособна с точки зрения роботизации. Этого сегмента в России вообще нет, и перед Россией стоит задача развивать эту когорту поставщиков.

Для нас Россия представляет собою очень важный стратегический рынок. Мы счастливы, что произвели инвестиции, и мы готовы к следующему этапу роста, который наступит после кризиса. Я полностью опираюсь на российский рынок, верю в него. Потребители нашей продукции насчитывают не меньше 50 млн. покупателей. Думаю, что будут новые производственные предприятия, которые мы будем создавать, и думаю, что мы будем расти на этом важном для нас стратегическом рынке.

[00:20:05]



Фальк Тишендорф: Сравнение с другими рынками, сравнение о малом и среднем бизнесе, которые были сказаны, очень важны. У нас на сцене представитель такой компании.

Андрей Кобяков: Сейчас бы мне хотелось передать слово Уве Лойшнеру, который представляет в России компанию «Deutsche Bahn Schenker Rail», которая работает на российском рынке уже много лет. Насколько я понимаю, с начала 1990-х годов Уве уже работал здесь. Думаю, что в связи с этим у него есть особый взгляд. С одной стороны, фирма, которую он представляет, связана с логистикой и инфраструктурой, поэтому здесь есть особенности самого бизнеса. С другой стороны, по сути своей эта логистика предполагает обслуживание самых разных товаропроизводящих отраслей, торговли, поэтому связи подобного рода ему известны. И, наконец, есть возможность посмотреть на развитие ситуации в динамике. Все те же вопросы: что из себя представляет глазами немецких компаний российский рынок, почему он интересен, какие встречаются сложности, проблемы, какие преимущества этого рынка, в чем его преимущества и недостатки?

Уве Лойшнер: Большое спасибо. Больше чем 20 лет в России - это слишком долго, но в общем для российской экономики это очень маленький срок. Если мы берем 1990-е годы, мы вышли как немецкие компании, которые начинали здесь работать, и к чему мы пришли на протяжении 20-25 лет, тогда это история успеха, и надо подчеркнуть эти времена. Это иногда не так слышно, или не видно, или кажется, что этого не видно.

В России мы, «Deutsche Bahn Schenker Rail», себя до сих пор очень хорошо чувствуем, и в этой стране мы видим огромный потенциал для дальнейшего роста. Логистика – это основа обмена товаров, и если сегодня очень часто слышно слово «локализация», то насчет регионов, большого государства, большой экономической территории логистика является для каждого очень интересным рынком.

С 1 января российская экономическая территория уже не существует, существует евроазиатская экономическая территория, что расширит это все. В течение этих 20 лет я прошел и плохие, и хорошие времена, и каждый кризис как приходил, так и ушел очень быстро. То, что мы видим сегодня – это по-другому, нежели раньше. Но хочу подчеркнуть, что мы, как компания «Deutsche Bahn Schenker Rail», не чувствуем в отношении к нашим партнерам, что что-то меняется.

[00:25:10]

Настроение меняется, но партнерство до сегодняшнего дня остается и развивается. Может, один или другой ожидает, что нас бизнес в данный момент не так развивается, как мы ожидали. Но это не так, наш бизнес в РФ и Евроазиатском союзе растет. Это не касается международных перевозок, ведь мы чувствуем, что там есть изменения, но внутренние перевозки и дистрибуция в России в данный момент растет. Могу сказать, что по сравненю с 2014 годом в течение первых месяцев этого года у нас внутренние перевозки возросли на 20%, и это дает нам надежность.

В течение последних 25 лет я учился, и понял, что бизнес в России всегда должен быть откровенным, верным и надежным, потому что по всем вопросам, связанным с экономикой, мы работаем каждый день с людьми, и все наши отношения идут через людей, и надежность в этих отношениях является основой этого успеха. Это доверие. Самая главная валюта в сотрудничестве и экономике – доверие друг другу. Над этим нужно работать. И очень важно то, что встречаются российские и немецкие предприниматели. Также важно, что мы постоянно находимся в дискуссии с нашими сотрудниками, и мы стараемся им объяснять, в чем лежит вопрос этой ситуации, в чем лежит вопрос санкций, о которых каждый день слышно, в чем лежит наша задача, как мы выполняем наши задачи, и в чем лежит трансформация этого мира. И трансформация этого мира – это вопрос, который в России каждому надо каждый день рассказывать. Нам надо меняться, каждому менеджеру и сотруднику, потому что меняется мир. И если мы ведем диалог в этом контексте, тогда я могу сказать, что конфликта не возникает, и они перестают существовать. Это опыт и мой, и компаний, с которыми мы сотрудничаем. Мы расширяем в данный момент коридор между Китаем и Европой, это сотрудничество растет, и только в течение этого года мы подписали с российскими коллегами четыре соглашения, которые развивают сотрудничество в этом направлении.



Герхард Пфайфер: Вопрос, касающийся наших отношений – очень важный вопрос для такого форума, потому что именно экономические отношения являются основанием для всех остальных отношений, которые существуют.

Хочу предоставить слово Дмитрию Попову, который с 2011 года является гендиректором компании «Magna Automotive Rus», и имеет много летний опыт работы в автомобильном секторе. Прошу обратить внимание, что «Magna Automotive Rus» - это на самом деле канадско-австрийская компания, - управляет более чем 300 производственными предприятиями в окружающем мире.

[00:30:17]

«Magna Automotive Rus» находится в Северной, Южной Америке, в Европе, Азии, Африке. Отсутствует Австралия и Антарктида. Именно российский автомобильный рынок в настоящее время, если сказать вежливо, не совсем оправдывает недавно возложенных на него ожиданий. «Magna Automotive Rus» производит и продает произведенную в Калуге продукцию и на других рынках. Другими словами, ваша компания ведет аналогичную деятельность по всему миру. В этой связи мне бы хотелось спросить: с какими основными сложностями сталкиваются сегодня производители автокомпонентов на российском рынке, и как вы оцениваете российский рынок по сравнению с другими рынками, где работает ваша компания?



Дмитрий Попов: Спасибо за приглашение поучаствовать в данной дискуссии. Расскажу вкратце о своей компании.

Я представляю компанию «Magna», мы являемся третьим производителем автокомпонентов по всему миру, у нас порядка более 300 предприятий по всему миру. В России мы представлены уже шестью предприятиями в Петербурге, Калуге, Нижнем Новгороде, производим различные автокомпоненты для иностранных автопроизводителей, в том числе российских. Занято в компании около 2 тыс. человек. Непосредственно я представляю завод в Калуге. Предприятие мы построили в 2009 году, запустили в 2010 году, сейчас работает около 400 человек. Работаем достаточно успешно и, в принципе, оправдываем ожидания наших акционеров и клиентов, в том числе в отношении других предприятий по «Magna».

Касаясь текущей ситуации на авторынке, то хотел бы сказать, что текущий автомобильный рынок в России мне напоминает этот зал. Заполненность или потенциал автомобильного рынка достаточно большой в России, но текущая заинтересованность в покупке автомобилей или в приобретении транспортных средств достаточно маленькая, также как и сейчас мы видим, что количество участников в том зале не очень большое. Но в целом потенциал большой, и автомобильный рынок России в 2013 году находился на седьмом месте в мире, в 2014 году это восьмое-девятое место. Думаю, что в десятке автомобильных рынков мы все равно останемся, поэтому компания «Magna» как мировой концерн ценит этот рынок, и возлагает большие надежды.

Касаемо непосредственно вопроса, как нам работается в России, и какие трудности мы встречали, скажу, что Россия – достаточно стандартная страна. Есть определенные бюрократические препоны, но в своем большинстве, если приспосабливаться, вести бизнес по текущим правилам, то можно все решить. Калужская область является локомотивом России с точки зрения инвестиционной привлекательности. В качестве примера, мы наше предприятие построили за 10 месяцев в отсутствие различных бюрократических проволочек, при полной поддержке администрации и компаний-поставщиков.

Задавался вопрос про локализацию. Я со своими коллегами нахожусь в определенном диспуте, мы постоянно спорим, потому что я считаю, что локализацию иностранных предприятий надо, прежде всего, начинать с менеджмента. На предприятии, которое я возглавляю, совершенно отсутствует иностранный персонал, то есть у нас работают русские ребята, которых мы брали в 21-22 года без знаний, даже с определенными минимальными знаниями иностранных языков – английского, немецкого и французского, - но со временем мы превратили их в высококвалифицированных профессионалов.

[00:35:05]

И в текущий момент кризиса, возможно, объемы упали, но мы со своими коллегами, своей командой можем оказывать хорошие услуги данным опытом для наших европейских коллег либо партнеров в других странах.

В том числе, кроме локализации персонала, можно локализировать поставщиков и производство, поставщиков второго уровня, которые поставляют нам. Здесь нужно вернуться к вопросу, поднятому Уве: самое главное - доверие. К сожалению, иностранные компании либо иностранный менеджмент, когда приходят в российские компании, прежде всего, они видят грязь, неубранность, это их настораживает, но если мы приходили в российские компании, и предлагали им поставлять для нас, мы видели те же самые вопросы, но, переговорив с российским менеджментом либо российскими управленцами данных компаний, мы понимали, что можем им доверять, доверяли им, они запускали производство, начинали поставлять для нас продукцию, и это достаточно успешно. И сейчас часть чисто российских предприятий могут по уровню менеджмента, производства и культуры производства сравняться со средними или малыми предприятиями Германии. Поэтому здесь важен вопрос доверия при локализации. Если вы хотите, чтобы ваше производство было локализовано, либо локализована достаточно большая часть - доверяйте своим российским поставщикам. Если хотите, чтобы у вас был российский менеджмент, доверяйте своим российским сотрудникам.



Фальк Тишендорф: Спасибо, Дмитрий, особенно по вопросу локализации персонала. Здесь есть представители разных компаний, но особенно «Bosch» и «Magna» известны тем, что у них отношение к персоналу, к его образованию находится почти на первом месте.

Андрей Кобяков: Сейчас я хочу предоставить слово Гузель Шайхуллиной, которая в России представляет интересы земли Тюрингии, владеет ситуацией не на уровне одной лишь компании, а располагает всякого рода обобщающей информацией, что чрезвычайно важно для сегодняшнего круглого стола.

Гузель Шайхуллина: На протяжении последних трех лет я также являюсь сотрудником Российско-Германской внешнеторговой палаты. Думаю, что наверняка участникам нашей аудитории было бы интересно услышать результаты вопроса, которые проводит Российско-Германская внешнеторговая палата совместно с Восточным комитетом экономики ежегодно среди немецких компаний, присутствующих в России. Согласно данным этого опроса, 91% немецких компаний рассматривает деловой климат в России за 2014 год, как имеющий достаточно негативные тенденции развития, и достаточно пессимистичный прогноз на 2015 год. Ситуация в немецких компаниях, которые участвовали в опросе, также ухудшилась – 15% рассматривает свое положение как хорошее, 41% как плохое. Данные негативные тенденции тормозят перспективы компаний по найму сотрудников в 2015 году, также их инвестиционные планы.

Таксе 78% респондентов немецких компаний ощутили негативное влияние украинского кризиса и его последствий на их бизнес. Я посмотрела опросы нескольких последних лет, и вижу, что основными препятствиями работы на рынке России по мнению компаний являются бюрократия и коррупция. Также было отмечено, что на рынке России усиливается протекционизм.

[00:40:22]

В этом году компании также отметили тенденцию переориентации российской политики, то есть они прогнозируют, что будут укрепляться связи непосредственно с Китаем и Азией. Но как перспективные отрасли экономики, компании рассматривают сельское хозяйство и пищевую промышленность.

Касательно вопроса, в каких областях необходимо провести реформы, компании отметили, что требуются реформы в мерах по поддержке малого и среднего бизнеса, финансовый, кредитный рынок, подготовка квалифицированных кадров, система выдачи лицензий и разрешений. Это общая информация.

Вчера у нас состоялось собрание членов Российско-Германской внешнеторговой палаты, и основной посыл, озвученный с высокой сцены президентом Российско-Германской внешнеторговой палаты господином Зеле – в любом случае необходимо оставаться на занятых нишах, ни в коем случае не покидать рынок России, с трудом завоеванный за последние годы, и активно показывать свою готовность и участие в модернизации российской экономики и промышленности. Это вкратце. Спасибо.



Фальк Тишендорф: В нашем пленуме участвует Ахим Лутер, который является управляющим и владельцем российской компании «BauTex». Именно эта компания, которую создал здесь в России фактически немецкий участник, является компанией среднего бизнеса. Мы отмечали вопрос об условиях, которые есть в России для компаний малого и среднего бизнеса, ведь эти компании являются основанием, например, немецкой экономики. Очень многие из этих компаний люди не знают. Мы знаем известные крупные акционерные общества, а именно те компании, которые на самом деле являются основанием экономики, мы иногда не знаем названия этих компаний, несмотря на то, что каждый из нас использует производимые ими товары. Компания «BauTex» является одним из крупнейших производителей технических тканей. Ахим расскажет нам об этом более подробно. Ахим, вы работаете в России более 20 лет, очень хорошо знаете этот рынок. Мой основной вопрос: как вы оцениваете ситуацию в России? Не просто на сегодняшний день, так как мы все понимаем, что она непростая, но учитывая, что вы работаете на этом рынке больше 20 лет, как вы оцениваете развитие этого рынка, особенно с точки зрения малого и среднего бизнеса? Спасибо.

Ахим Лутер: Спасибо вам, что пригласили на столь интересный форум, и есть возможность малым и средним предприятиям как мы сказать что-то, наши цифры похожи на «Bosch» - тоже 2 млрд., только не евро, а рублей выручка в год.

[00:45:23]

Сегодня у нас работает 500 человек в городе Гусь-Хрустальный, мы производим технические ткани, композитные материалы – стекловолокно, углеродное волокно, базальтовое волокно. Эти материалы вы обычно не видите, они армируют много важных для нашей жизни объектов: стены, фасады, внутренняя часть обоев, дорога в аэропортах, асфальт, композитные материалы для душевой, ванной, так как сейчас используем новые материалы для санитарного сектора, а также детали из стеклопластика для автомобильного сектора.

22 года назад я приехал в Россию, потому что меня послали сюда. У меня было 10 минут подумать о том, хочу ли я полететь в Москву. Тогда я занимался экспортом нефти. Это был большой мир с очень важными и крупными цифрами. Но как инженер, я решил, что мне будет скучно позже сказать своим детям или внукам, что я чисто качал или транспортировал нефть, и решил, что буду заниматься строительной промышленностью. Тогда с партнерами я купил завод, и сегодня все изменилось к лучшему. Тогда мы работали три года, днем, ночью и в выходные, сделали turn around менеджмент, и пришла мафия, убрали завод, я остался без ничего. Что было – это кредиты, и я не мог оплатить за свою квартиру. Я с нуля или даже с минуса начинал снова работать. Я коробками передавал по ночам материалы на вокзалах в Москве, отдавал, чтобы клиенты получили их утром, то есть вел мелкий бизнес. Потом мы продали оборудование, потом построили самый современный завод в Европе для производства печатной платы, не только в России, зарабатывал деньги, и строил со своим сегодняшним русским партнерам вдвоем завод в городе Гусь-Хрустальный, о котором мы сейчас говорим.

Вы видите, сегодня произошло изменение к лучшему, потому что то, что кто-то просто так придет от бандитов, и скажет: «Твой завод, здание и оборудование – они мои», этого я сегодня не ожидаю. Сегодняшние бандиты – не те, которые были 15-20 лет назад во время Ельцина. Сегодня это государственные люди, которые пытаются украсть. У меня была попытка, год назад мы купили землю, потому что хотели расшириться. В городе Гусь-Хрустальный болота, там и торф есть, и половина этой земли под водой. Она никому не нужна, кроме, как оказалось, Федерального агентства по лесу, которое сказало, что эта земля их, несмотря на то, что мы купили эту землю через аукцион у города Гусь-Хрустальный. Была сложная ситуация, когда мы хотели инвестировать 7 млрд. рублей, и кто-то из Москвы сказал, что это его. Сегодня ситуация чуть другая – мы выиграли в суде, и эта земля является сегодня нашей, и когда проценты для кредитов будут ниже, мы начнем строить этот новый завод, инвестировать. И скажу, что благодаря Фальку Тишендорфу и «Beiten Burkhardt», которые поддерживали нас в этом судебном разбирательстве, это было сложно, но мы выиграли. Спасибо за это.

Хотел бы добавить положительного, потому что в отличии от тех людей, которые продают здесь свои бренды, которые известны в окружающем мире или которые являются поставщиками для автомобилей, мы сегодня неизвестны. Сегодня некоторые люди уже знают наш бренд «BauTex», но мы здесь производим, и было бы легче импортировать из Китая, как делают другие, черным или серым путем, и просто заниматься дистрибуцией, чем производить в России.

[00:50:40]

Эта трудность присутствует до сих пор. Почему? Черного импорта сегодня нет. Это значит, что люди без растаможки и без НДС не привозят. Серый импорт, то есть то, что не оформляют так, как нужно, не платят столько налогов, как мы платим за свое сырье, это еще присутствует, и это плохо для промышленности, потому что промышленность платит зарплаты, налоги, и это бывает тяжело.

Нашим конкурентом является Китай, и мы не только производим здесь вместо импорта, а также мы хотим и экспортировать в Европу. Сегодня у нас где-то 20% идет в Германию и другие европейские страны. Это значит, что мы должны так эффективно производить, чтобы быть не только лучше, чем импорт, а еще нужно платить за транспортировку на экспорт, и еще платить 7% или больше ставки импорта в Европейском союзе. Здесь вопрос, насколько эффективным может быть производство в России.

У нас есть еще завод в Польше, и если сравнивать зарплаты между городом Гусь-Хрустальный и Польшей, они одинаковые. Я считаю, что это очень дорого. И если мы видели сейчас, как хорошо упал рубль, те, кто импортируют, это им не понравится, а мне, как производителю, очень понравится, мы думали: «О! В конце концов, наша очередь зарабатывать деньги», но сегодня, смотря на экран, я вижу, что все идет обратно, к сожалению для меня. Я считаю, что рубль слишком крепкий, и боюсь, что будет опять крепким, потому что есть спиралька или ножницы между инфляцией внутри России, и рубль, который стоит слишком крепко.

Скажу еще то, что касается наших шансов и трудностей производства в России.

Часто говорят о коррупции, и думают, что кто-то возьмет какие-то взятки. Думаю, многие люди не понимают, насколько это страшно для развития средней промышленности. Целые фундаментальные решения не принимаются так, как надо, как требует экономика, потому что коррупция меняет общие фундаментальные параметры. Большие нефтяные компании сейчас инвестируют деньги, называют это диверсификацией, в нашу отрасль. Это непрофильные активы, и мы видим то опять и опять. В результате, мы имеем конкурента, который вложит большие деньги, а те, кто связан, зарабатывают через коррупцию свои деньги на карман, а потом оборудование стоит и хочет работать. И они не считают деньги, потому что это большие деньги для нефтяных компаний, и здесь не так важно, есть прибыль или ее нет, главное, что есть диверсификация. Там идет демпинговая политика, и поэтому я бы хотел, чтобы люди поняли, что это против людей, как мы, которые питаются своим капиталом, который мы здесь получаем от банков за большие проценты. Мы конкурируем с нефтяными деньгами, которые легко зарабатываются, но на рынке конкурируем с китайцами. Это очень несправедливо.

[00:55:05]

И еще есть одна компания напротив нашей дороги, они поставщики «Газпром», «Лукойл», «Транснефть» - делают вентили для труб. Неделю назад они сказали: «Сейчас надо обязательно увеличивать зарплаты», когда никто в нашем городе или области не может себе позволить ее увеличить. И могу сказать, что молодец губернатор Орлова из Владимира звонила и сказала: «Ребята, я вам не дам увеличивать зарплаты». Это неформально, но это правильно. Я очень прошу людей смотреть за тем, чтобы инфляция не пошла слишком сильно, потому что как только уровень себестоимости выше, назад пути уже не будет, чтобы сказали: «Давайте мы вернем зарплаты назад, потому что импорт стал дешевле, и курс рубля такой».

Если здесь кто-то сидит из Центрального банка, хочу сказать, что мне не нравятся проценты, они конкретно нас убьют.

Последнее, что мне бы хотелось сказать: надеюсь, что в России будет больше конкуренция, меньше монополия предприятий. Я очень тесно работаю с Китаем, потому что оттуда у нас большое количество сырья. Если есть какие-то структуры, например, производство стекловолокна в нашем случае, там есть разные министерства – промышленность, экономика, стройсектор, - и у каждого есть свой любимый завод, концерн, но они между собой конкурируют. Если я желать чего-то здесь, то это уменьшение коррупции и гораздо больше конкуренции для России. Спасибо.


  1   2   3


База данных защищена авторским правом ©infoeto.ru 2016
обратиться к администрации
Как написать курсовую работу | Как написать хороший реферат
    Главная страница