А. Ф. Черняев Камни падают в небо Издание третье дополненное Москва 2010 ббк в 655. 7 12. 06. 09




страница1/20
Дата01.10.2016
Размер4.93 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

А.Ф. Черняев

Камни падают

в небо

Издание третье

дополненное

Москва 2010

ББК В 655.7 12.06.09;


Черняев А.Ф.

Камни падают в небо


Природа предлагает человеку множество загадок. Среди самых таинственных — загадки Тунгус­ского метеорита и Бермудского треугольника. В 1991-1992 гг. их дополнили загадочные взрывы в г. Сасово Рязанской области. Изучение этих взрывов и послужило исходным пунктом комплексного объяснения особенностей всех указанных явлений. В работе выдвигается гипотеза ве­щественного эфира и гравиотталкивания. На ее основе объясняются сасовские «взрывы», происшествия в Бер­мудском треугольнике и Тунгусский феномен.

В первой части книги рассматриваются причины, вы­звавшие Сасовский взрыв 1991 г., и показано, что он аналогичен взрыву Тунгусского «метеорита». Во второй части детально рассматриваются процессы образова­ния, движения и взрыва Тунгусского гравиболида. При­водятся свидетельства очевидцев и даются коммента­рии к ним. В третьей части на основе подробного анализа особенностей сейсмограмм, ранее пропущенных исследователями, и барограмм, объ­ективно зарегистрировавших время взрыва, доказано, что он зародился в горах Алтая и взорвался северо-западнее Вановары. Этому не противоречат приведен­ные свидетельства очевидцев. На основе расчета определено примерное место выхода гравиболида, и по системе Googl обнаружен кратер, оставленный гравиболидом. Добавлены исследования Ю.Д Лавбина и показано, что они подтверждают гипотезу образования гравиболида. В четвертой части при­водится удивительный рассказ очевидца, ока­завшегося в нескольких километрах от центра взрыва. Пятая часть посвящена астроблемам (кольцевым струк­турам на поверхности Земли), физическому эфиру, строению планет, галактик, звезд, которые имеют непо­средственное отношение к теме книги. В приложениях приведены гипотеза о движении к поверхностям океанов четырех новых гравиболидов.

Системный научный взгляд, тщательность исследо­вания, выход за рамки ортодоксальной науки, инте­гральный подход  все это делает книгу интересной и информативной и для специалистов, и для пытливых первопроходцев, и для тех, кто в XXI веке готов мыслить на основе новых категорий.
ББК В 655.7 © Черняев А.Ф., 2010.
Время собирать камни
Действительный член Международной академии информатизации (МАИ) Анатолий Федорович Черняев нетрадиционные подходы и ревизуя старые. Достаточно перечислить некоторые из его работ: «Камни падают в небо. От тунгусского взрыва до авиакатастрофы под Междуреченском» (М., 1995), «Авиакатастрофы» (М., 1996), «Диалектика пространства» (СпБ., Кемерово, 1994), «Неньютоновская механика» (М., 1994), «Орбитальные пульсации Земли» (М., 1996), «Инерция-движение взаимодействия» (М., 1992), «Тайна пирамиды Хефрена» (М., 1996), «Большой сфинкс: знак беды» (М., 1997) «Золото» Древней Руси» (М.: Белые альвы, 1998) и др.

В книге "Камни падают в небо" (М., 1992) А.Ф. Черняев выдвинул и, наш взгляд, убедительно обосновал гипотезу о земном происхождении "Тунгусского явления" 1908 года, показав, что в последнем случае из земных недр был вытолкнут гравиболид. Однако эта, пионерская, по сути, версия тектонического выброса хотя и вызвала интерес, но для некоторых, в основном ортодоксальных ученых, по-видимому, оказалась непонятной. Показания очевидцев и архивные материалы не для всех смогли перевесить чашу весов в пользу доказательности.

Сегодняшняя публикация А.Ф. Черняева  это еще одна своеобразная гиря в пользу его доводов. Пополнив прежний материал новыми аргументами и фактами, неуемный познаватель нового приближает нас к истине.
Лауреат Международной премии

им. Академика Э.В. Евреинова,

доктор философских наук

и кандидат технических наук,

профессор, академик МАИ

В.Г. Ажажа


Предисловие

к третьему изданию
Настоящее издание готовилось к 100 летию Тунгусского феномена. Но издание задержалось. На космических съемках отыскался кратер, оставленный Тунгусским телом в горах Алтая и как раз в том районе, в котором его нахождение предсказывалось в предыдущем издании. Появилась возможность организации экспедиции к кратеру. Однако осуществитьеё не удалось. Удалось ознакомиться с работами Ю.Д. Лавбина, полностью изменяющими представление о том, какие разрушения и в каких районах Сибири оставил в 1908 году земной странник. К тому же оказалось, что Куликовский вывал леса, который изучался как единственный объект взрыва «небесного» пришельца, единственным не является. Кроме него существует еще, по меньшей мере, шесть мест повала деревьев, относящихся к 1908 году, и Куликовский среди них не самый крупный. А это означает, что явление Тунгусский «метеорит» не может быть объяснено с привлечением ни одного вида небесных странников. Ни метеорит, ни комета, ни болид и т.д. не могут неоднократно менять свою траекторию и тем более взрываться несколько раз в различных районах. И все гипотезы, опирающиеся на взрыв небесного пришельца, сразу оказываются не востребованными. Остается только гипотеза о выходе из глубин Земли гравиболида и его полете по ломаной траектории, изложенная в предыдущих изданиях книги.

Накопленный материал требовал изменения всей структуры книги, т.е. практически написание новой книги. Автор не решился нарушать уже сложившуюся в двух предыдущих изданиях структуру книги, и внес в нее некоторые изменения, обусловленные новым видением проблемы и тот материал, который определил это видение.


Предисловие к первому изданию

В середине апреля 1991 г. ряд центральных газет под сенсационными заголовками опубликовали информацию о необычном взрыве, происшедшем 12-го апреля, в час тридцать четыре минуты примерно в восьмистах метрах от районного города Сасово Рязанской области, оставившем после себя двадцативосьми метровую воронку. Сенсационным являлось то, что причину взрыва устано­вить не удалось. Все накопленные наукой знания не давали ответа на вопрос о природе происшедшего события. Бо­лее того, факты свидетельствовали о том, что в данном ме­сте взрыва быть не могло, и образование воронки не под­давалось объяснению ни в рамках теплового взрыва, ни в рамках природного явления. И сейчас, спустя семнадцать лет, пос­ле взрыва не появилось ни одной гипотезы или версии, спо­собной его объяснить.

В сообщениях печати среди особенностей взрыва при­водились такие подробности, которые могли быть связаны с космическими явлениями, с выделением эфира и с про­явлениями антигравитации. Современная ортодоксальная наука старательно закрывает глаза как на возможность су­ществования эфира (не может существовать то, что проти­воречит теории относительности), так и на возможность при­родной антигравитации (по той же причине). Однако наука наукой, у нее свои законы развития, свои периоды падения и взлета, а природное явление  такой факт, который должен быть изучен, даже если ортодоксальная наука его не при­знает, объяснен и по возможности употреблен на пользу общества. Поэтому десятки людей со всего Союза по соб­ственной инициативе и на свои средства устремились в Са­сово, пытаясь понять, что еще преподнесла природа и что на этой основе следует ожидать от нее в дальнейшем.

В этот поток влился и я. Моим небольшим преимуще­ством было то, что к моменту происшествия у меня в ос­новном сложилась эфирная гипотеза гравитационных вза­имодействий, включающая антигравитацию, и понимание того, что необычный механизм появления как бы взрывных воронок является ее прямым следствием. Выезжая в Сасово, я в соответ­ствии с гипотезой уже предполагал наличие на объекте ряда особенностей, которые могли сопровождать взрыв, и которые следовало искать.

Обследование воронки, обстоятельств и последствий взрыва, беседы с жителями города, непосредственными свидетелями событий, а главное выявление в окрестнос­тях воронки всех особенностей, вытекающих из гипотезы, с одной стороны, позволило достаточно обстоятельно объяснить причины «взрыва» и сопровождающие его по­следствия, имевшие необычный и неприемлемый для ор­тодоксальной науки характер, с другой, придавало досто­верность самой гипотезе.

В то же время эти обстоятельства значительно расши­ряли применимость самой гипотезы, вовлекали в ее орби­ту как описание процесса образования планетарной систе­мы, так и объяснение событий в Бермудском треугольнике, и взрыв Тунгусского «метеорита». Виделась во всех этих случаях одинаковая с сасовским взрывом физическая природа. Популярное изложение гипотезы, качественное и с единых позиций объяснение целого класса однознач­но не сформулированных физических процессов  задачи сами по себе достаточно сложные. Тем более что описа­ние необходимо проводить в терминах и выражениях, мно­гие из которых еще не апробированы наукой, не прижи­лись и недостаточно обоснованы для данных процессов, но приблизительно правильно отображают особенности явлений. Поскольку иные слова и словосочетания подо­брать не удалось, а их притирка к описанию явления про­длится, по-видимому, еще немало времени, вводимые обо­роты пришлось выделять кавычками.

Естественно, что используемая в работе математичес­кая формализация незначительна и изложение физичес­кой сути явлений максимально упрощено в целях доступ­ности материала для широкого круга читателей.
Введение
12 апреля 1991 года, в День тридцатилетия космонавтики, в районе города Сасово Рязанской области в 1 час 34 ми­нуты в результате неизвестного явления были вышиблены окна и двери у множества домов, произведены другие раз­рушения. Утром, изумленные жители обнаружили на лугу пе­ред нефтебазой огромную воронку диаметром 28 и глубиной около 4 метров. Поскольку была воронка, да к тому же в городе наличествовали разрушения, следовал неиз­бежный вывод, о взрыве, хотя значительная часть жителей его не слышала. Так начались и продолжали накапливаться странные явления, сопровождавшие этот взрыв-невзрыв. И их накопилось столько, что на сегодняшний день наука не в состоянии ни перечислить их, ни объяснить.

С опозданием примерно на неделю я побывал на этой воронке, исследовал ее окрестности, обнаружив множество сопутствующих «взрыву» явлений и описал их в своей книге «Камни падают в небо», выдвинув гипотезу о том, что обра­зование воронки есть следствие выхода из глубин Земли эфирогравиболида. Выход этот сопровождался местным землетрясением и выбросом в атмосферу значительных масс подземного эфира. Гипотеза на качественном уровне опи­сывала все особенности сасовского «взрыва» и, более того, с единых позиций объясняла явления, происходящие в зоне Бермудского треугольника, и взрыв Тунгусского метеорита в 1908 г. И в том, и в другом случае был задействован эфир. Книга вышла в свет в 1992 г. В ней я обещал, что в течение ближайшего десятилетия в Сасове и его окрестностях ника­ких взрывов подобного типа наблюдаться не будет.

Это было достаточно опрометчивое заявление. Ибо уже через год с небольшим в районе того же Сасова грянул но­вый «взрыв», который действительно никто не услышал, и следом которого оказалась воронка меньшего диаметра, но такой же глубины. Появлению новой воронки сопутствовало не меньшее количество необычных факторов, которые ни­когда не сопровождают тепловые взрывы и полностью от­личаются от факторов предыдущего взрыва.

Я обследовал и эту воронку, кратко описал явления, ей сопутствующие, но публиковать ничего не стал. Во втором взрыве эфир как реальное действующее лицо не выступал. Его действия просматривались закулисно и потому не являлись доказательными.

Сегодня, в 102-ю годовщину Тунгусской катастрофы, научного объяснения ни Тунгусскому, ни сасовскому взрывам еще нет. Те «взрывы», которые прогремели в Сасове, уже почти позабыты. И только Тунгусский взрыв продолжает будоражить некоторые научные круги. Каждый год на место взрыва ходят одна, две, а то и три экспедиции и российские, и зарубежные. Каждая экспедиция добавляет все новые и но­вые особенности и факты к тем, которые были собраны ранее. Количество их становится почти необозримым. Как и ранее, наука эти факты объяснить не в состоянии. Монблан необъяс­нимых явлений растет и ширится, порождая новые гипотезы, новые попытки и версии в стремлении хоть как-то объяснить тунгусское чудо. И вот уже заговорили о своеобразном юбилее,  количество гипотез превысило сотню. Последней и наиболее экстравагантной стала гипотеза об участии в творении Тунгусского феномена прометея электричества – Николы Тесла. Но и они при всем своем поражающем воображение количестве по отдельности не раскрывают даже половины особенностей крупней­шей тайны XX века.

Автор не берет на себя смелость своей версией сва­лить этот Монблан. Но подложить под него мину-гипоте­зу замедленного действия принципиально иного тектоническо-антигравитационного и эфирного подхода к объяс­нению явлений Тунгусского метеорита, сасовских взрывов и некоторых других, необъяснимых или не объясняемых нау­кой явлений, он постарается.

Гипотеза о тектоническом характере тунгусского фе­номена уже получила первое и серьезное подтвержде­ние. Ученый МГУ Ю.В. Волков выяснил в 1997 г., что даты всех крупнейших землетрясений XX века коррелируют с датой падения «метеорита», а это возможно толь­ко в том случае, если явление носило не столько кос­мический, сколько сейсмический характер и каким-то образом вписывалось в систему тектонических взаимо­действий земных структур.

Следует отметить, что предположение о возможной текто­нической природе тунгусского взрыва высказывалось еще в 1908 г. [1], а предположение об аналогии ему сасовского взры­ва 1991 г., по-видимому, впервые сделал обследовавший сасовский кратер Е.В. Барковский в докладной записке на имя председателя Сасовского горсовета в мае 1991 г.

Материал книги объясняет практически все особенности, сопровождавшие взрыв Тунгусского феномена. В его ос­мыслении и обсуждении активно участвовал Ю.В. Волков, за что автор ему искренне благодарен.


Часть первая



Сасово: «Загадочный взрыв»

13-го апреля 1991 года в очередном номере газеты «При­зыв» города Сасово Рязанской области было опубликовано краткое сообщение «ЧП в Сасове». В нем говорилось:

«...12-го апреля в час тридцать четыре минуты жители Сасово проснулись от страшного грохота, который потряс город. Над городом произошел мощный воздушный удар, в результате чего создалось избыточное давление в ат­мосфере... На многих предприятиях, в учреждениях, до­мах, школах, больницах вылетели рамы, выбиты стекла, деформировались двери... Радиационный фон в норме... Создана комиссия по выяснению причин образования воз­душного удара... В ГК КПСС состоялось экстренное со­вещание руководителей предприятий и служб города с повесткой дня: «Как быстрее залечить раны, нанесенные городу воздушным ударом».

Вот практически и вся информация, полученная сасовцами о разрушениях в городе и об образовании на лугу во­ронки диаметром приблизительно 28 м, о физическом яв­лении, вызвавшем по всей стране значительный резонанс своей необычностью, неожиданностью и необъяснимостью. В этом сообщении совершенно не упоминаются слова «взрыв» и «воронка», хотя последняя находилась на виду всего города в семистах метрах от нефтебазы на лугу со­вхоза «Новый путь» и в первый же день стала местом «па­ломничества» чуть ли не всех горожан.

Ключевые слова «взрыв» и «воронка», связанные вмес­те, появились в тот же день в центральных газетах «Труд», «Красная звезда», «Советская Россия», «Сельская жизнь», «Рабочая трибуна» и других. Первая информация подава­лась достаточно сенсационно. Вот некоторые заголовки: «Взрыв из ничего», «Загадочный взрыв», «Ухнуло поле», «Ночной взрыв» и т.д. Однако о причинах, вызвавших взрыв, его особенностях и подробных обстоятельствах, кроме упоминания о селитре, складированной на месте взрыва, ничего не сообщалось.

Далее газеты принялись описывать событие более под­робно, но нередко с искажением фактов и выдвижением самых различных версий о причинах явления.

16-го апреля «Комсомольская правда» под сенсационным названием «Конец света на окраине Сасова» опубликовала репортаж своего корреспондента с места таинственного взрыва. Поскольку публикации в других газетах в той или иной степени перекликаются с публикацией «Комсомольс­кой правды», которая более подробна, приведу ее содер­жание с небольшими сокращениями:

«...единственным наглядным и неоспоримым свиде­тельством происшедшего являются кучи битого стекла на каждом углу, частные дома и другие двух-трехэтажные здания с вывороченными рамами, выбитыми стекла­ми и покосившимися дверьми, а также крупная, около 28 м в диаметре и 3... 4 м глубиной, воронка в поле в деся­ти минутах ходьбы от железнодорожной станции. Ворон­ка абсолютно круглая с большим (метра три - три с по­ловиной в диаметре) наростом-холмиком четко посере­дине. Если идти со стороны вокзала, то уже за 150-200 метров пути попадаются огромные кус­ки вывороченной земли.

Причину возникновения воронки на сегодняшний день не знает никто: ни созданная в Сасове чрезвычайная комиссия гор- и райисполкомов, ни рязанская областная комиссия по чрезвычайным ситуациям, ни представители московского и рязанского штабов ГО, ни даже товарищи из комиссии штаба ПВО Московского округа, спускавшиеся в воронку, осмот­ревшие последствия взрывной волны.

Первоначальным и, пожалуй, самым недолговечным объяснением случившегося для многих была обыкновен­ная селитра,  рассказывает начальник штаба гражданс­кой обороны Рязанской области, полковник Валентин Про­дан, стоя с нами у края воронки, пересыпая из ладони в ладонь горсть земли. У специалиста такая «версия» мо­жет вызвать только смех, ибо сама по себе селитра произвести взрыв, эквивалентный по мощности взрыву двадцати пяти тонн тротила, просто не может. Для этого необходим огромной силы промежуточный детонатор. Но сейчас куда проще доказать, что его не было. Судите сами: ни одно из взрывчатых веществ не исчезает бесследно, значит, должны быть налицо продукты горения  обожжен­ная земля, трава, характерный залах в воронке. Ничего этого нет и в помине. Как нет и селитры, 31,8 т которой были сложены здесь в бумажных мешках.

Кругом много обрывков бумаги, мешки разорвало на кус­ки. Селитра же не горела вообще  она просто смешалась с землей и застыла в ней. Часть в виде порошка осела на крышах близлежащих домов. Но в любом случае из того, что осталось, имея в виду и обрывки мешков, и селитру, можно бы собрать этого удобрения максимум 10... 12 т.

Для полковника Продана, как и для его партнеров по изу­чению обстоятельств взрыва, эта загадка  лишь маленькое звено в цепи противоречий. Принимая во внимание полное отсутствие каких бы то ни было продуктов горения, резуль­таты химического анализа грунта, а также неизвестно отку­да взявшийся холм в центре воронки, становится ясно: обык­новенным наземным взрывом то, что произошло, назвать вообще вряд ли возможно. К такому мнению пришел и ка­питан Александр Матвеев: «Я сапер, и мне не раз приходи­лось участвовать в проведении различных взрывных работ. Этот взрыв, если такое определение в данном случае упот­ребимо, не вписывается ни в какие характеристики. Один только холм уже ставит в тупик. Вызывает удивление и удар­ная волна, она приняла как бы крестообразное направле­ние. Основное с юго-запада на северо-восток, это следует из характера повреждений зданий и разбросанных кусков грунта. С одной стороны остались целыми и невредимыми столбы с электропроводами, ведущие к дойке скота и нахо­дящиеся на расстоянии всего 100 метров от воронки, а с другой - дрожали стекла и заборы в поселке Чучково, кото­рый находится в тридцати километрах от Сасово...

Итак, взрыв не похож на наземный. Следующая версия  взрыв воздушный. Не секрет, над Рязанской областью неред­ко пролетают реактивные военные самолеты  на ее границах сосредоточен ряд военных аэродромов. Допустим, пилот са­молета, направляющегося из пункта А в пункт Б, неожиданно обнаружил необходимость сброса определенного груза и, спа­сая жизнь горожан, осуществил сброс за чертой города. В этом случае были бы в известной степени объяснимы, по край­ней мере, особенности ударной волны: она оказалась бы ре­зультатом преодоления самолетом звукового барьера над го­родом и потому могла иметь определенное направление.

Тем не менее, именно эту версию легче всего опроверг­нуть фактами (подчеркнем: фактами, а не уверениями от­ветственных лиц из числа военных). Для того чтобы четко и наверняка определить, где город, вокзал, наконец, склады нефтепродуктов (а они находятся на расстоянии около се­мисот метров от воронки), а где чистое поле, и, определив, «попасть» грузом именно туда, необходимо спуститься на чрезвычайно опасную для реактивного самолета высоту (ниже 150 метров самолет уже не сможет выйти из пике), и даже в этом случае риск «не попасть» более чем велик.

Второе. Даже если самолет, говоря непрофессиональ­ным языком, сумел всеми правдами и неправдами сбросить опасный груз на землю, воронка имела бы какие угодно очер­тания (прежде всего эллипсовидные), но только не форму правильного круга.

«Бомба взорвалась в воздухе!  едва не воскликнули мно­гие ответственные товарищи, перебрав по косточкам преды­дущие версии. «Но какой же, простите, мощности должен быть воздушный взрыв, чтобы образовать воронку таких размеров, поднять из земли огромные куски грунта на высоту сто метров и снова вогнать их в землю? И при этом оставить не шелохнувшимися заборы и столбы?»  недоумевают саперы, инженеры и специалисты из штаба ГО.

Еще одна загадка - некое «голубое свечение» или, как вспо­минают очевидцы, «что-то типа электродуги». Быть может, элек­тропроводка? Но линия была той ночью, как, впрочем, и круг­лый год, кроме летних месяцев, просто отключена.

Итак, практически все возможные версии дают глубокую трещину даже при довольно поверхностном рассмотрении».

Я довольно подробно привожу выдержки из репортажа С. Кучера потому, что в нем достаточно полно отрабаты­вается «военная» версия происхождения «взрыва». Описы­вается несколько необычных особенностей взрыва и де­лается справедливый вывод о том, что вины военных в появлении в окрестностях Сасова более чем странной во­ронки, обрамленной звездообразной россыпью больших кусков грунта, не просматривается.

Однако воронка существует и становится главной ули­кой, подтверждающей версию взрыва, прокрустовым ло­жем, вмещающим факты, однозначно свидетельствующие о взрыве; и областная газета «Приокская правда» от 17 апреля в статье «Не растерялись», наряду с примерами быстрой реакции горожан и местной власти на «взрыв», обрамляет ее появление целым шлейфом устрашающих подробностей, к которым относятся необычный гул до взрыва (кстати, интерпретированный в «КП» как звук уда­ляющегося реактивного самолета, преодолевшего звуко­вой барьер - А.Ч.).

«В старой части города и в девяти­этажных домах микрорайона наблюдалось настоящее землетрясение. Многоэтажки раскачивались так, что в некоторых квартирах падала мебель, телевизоры, разби­вались люстры. Людей сбрасывало с кроватей. Удары за­кончились сильным удаляющимся гулом.

Необычные объекты в небе видели курсанты летного учи­лища гражданской авиации, железнодорожники, рыбаки. Ин­спектор охраны П.И. Паников и участковый Н.И. Рябов, ко­торые входили в группу ночного патрулирования Сасовского ГР ОВД, видели в небе за железной дорогой (в той стороне, где потом произошел взрыв) шар или облако, излучающее голубоватое свечение...

Утром работники милиции обнаружили в 800 м от города на лугу огромную воронку».

Вот несколько иное описание событий связанных с ночными последствиями взрыва (взято из [2]), промелькнувшее в газете «Советская Россия». Воронка, образовавшаяся вблизи нефтебазы, к этому времени еще не была обнаружена, и никто не предполагал о ее существовании:

«В пятницу во втором часу после полуночи над городом Сасово раздался сильный взрыв. Люди выскочили на улицы, но ничего не увидели. Утром, однако, нашлись очевидцы, которые якобы наблюдали приближение большого огненного шара и слышали давящий звук (не взрыв – А.Ч.).

 Мы ночью же объехали весь городок, – сказал первый секретарь горкома партии А. Рожков,  но никаких признаков летательного аппарата не обнаружили. Однако сотни рам остались без стекол, повылетали кое-где и оконные переплеты. Сорвало с крыш шифер. Несколько человек с легкими ранениями обратились за медицинской помощью. Мы побывали на заводах, нефтебазе, железнодорожной станции – все в целости. Позвонили в штаб военного округа, не пролетал ли в эту пору низко сверхзвуковой самолет. Нет, не пролетал».

Этот набор особенностей «взрыва» и образования воронки с теми или другими подробностями освещался в апреле месяце на страницах самых различных периодических изданий. Однако оставались вопросы: Не может ли воронка обра­зоваться без взрыва? Все ли факторы, относящиеся к взрыву, рассматриваются в публикациях? Не остаются ли незамеченными необычные свидетельства, проливающие иной свет на обстоятельства возникновения воронки? и многие другие. Естественно, что в периодической печати ответов на эти вопросы ожидать не приходилось.

Прочитав, с некоторым опозданием, вечером 18 апреля в «Комсомольской правде» репортаж из Сасова, я обра­тил внимание в первую очередь не на то, чем грозил «взрыв» городу, и не на то, виноваты ли в его возникнове­нии военные (эти вопросы уже становились не актуаль­ными). А на то, что форма воронки в плане была почти круглая с насыпным валом, окольцовывающим ее края и с возвышающимся четко посредине наростом-холмом. Такая форма воронки хорошо известна специалистам-гео­логам и планетологам. Она относится к так называемым ма­лым кольцевым структурам, возникающим, как полагают специалисты, только одним способом  в результате уда­ров крупных небесных тел (метеоритов, болидов, а воз­можно, и ядер комет) о поверхность планет.

Диаметры воронок, возникающих от удара небесных кам­ней различного объема, варьируются от нескольких метров до тысяч километров. Многочисленное количество кратеров, образовавшихся в результате падения метеоритов, наблю­дается не только на Земле, но и на плане­тах  Меркурии, Марсе и на многих спутниках планет. Их очень много на Луне, и, видимо, поэтому кольцевая форма воронки с центральным пиком получила название «лунного цирка». Эти ударные кольцевые структуры названы в 1960 г. американским геологом Р. Дитцем астроблемами, что в пе­реводе с греческого означает «звездные раны». (Подроб­нее об астроблемах  часть 7.)

Образовавшаяся в Сасове воронка становилась по фор­ме родственной планетным астроблемам. Особенность же ее заключалась в том, что при диаметре 28 м она имела ярко выраженную центральную горку, а по современным на­учным воззрениям такая горка, или как ее еще называют  центральный пик, образуется в кратерах диаметром от не­скольких сот метров до 50 км и является, согласно законам механики, следствием упругой отдачи поверхности слоис­тых пород, иными словами  следствием раздробления дни­ща воронки и превращения его в дисперсную среду.

Сасовская же воронка не вписывалась в научные кано­ны не только потому, что при взрывах малых небесных тел не может образоваться воронка типа лунного цирка, но и потому, что по сообщениям печати, дно и стенки ее не были раздроблены и никаких призна­ков падения метеорита или болида никто из жителей Сасова в его окрестностях не наблюдал.

Загадка сугубо земная начинала приобретать космический характер, а подтверждение космического характера явления «взрыв в Сасово» вряд ли можно было найти в газетах: научных трудов по анализу этого малозначительного взрыва, по всеобщим предположениям искусственного происхождения, ожидать не приходилось. Одновременно было понятно, что сасовская «астроблема»  редкое явление природы (то, что это астроблема еще следовало доказать фактами), полностью подтверждающее сложившуюся у меня гипотезу гравитационных взаимодействий, и вряд ли в будущем мне придется столкнуться с чем-либо подобным, да еще так близко к Москве. Решение было однозначным – ехать. И на другой день я выехал в Сасово.


Загадки «Загадочного взрыва»
Город Сасово, небольшой населенный пункт с количеством жителей около 40 тыс. человек, центр Сасовского района на­ходится в западной части Рязанской области, приграничной с Мордовией, в пойме реки Цна. Река протекает почти с юга на север вблизи северо-восточной окраины Сасова. Юго-западнее города в Цну впадает небольшая речушка Алешня со своим притоком  ручьем Сасовка. Наступала последняя стадия половодья. Между городом и этими ве­сенними водными потоками раскинулась пойменная лу­говина, на которой и произошло явление, получившее на­звание «Сасовский взрыв».

Сам город отделен от луговины железной дорогой и нефте­базой, расположенной прямо на луговине. В большие разли­вы вода доходит до нефтебазы и может частично заливать ее территорию. В разлив этой весной вода до нефтебазы не дош­ла, но место будущего «взрыва» заливалось и только дня за четыре до события вода с него ушла, а за два дня вблизи этой площадки началась разгрузка ам­миачной селитры, предназначенной для подкормки удобрени­ями полей совхоза «Новый путь». Всего за два дня, по утверж­дению руководства совхоза, было выгружено навалом немно­гим более 30 т селитры, затаренной в бумажные мешки. Сама луговина изрезана дренажными канавами  плодами усилий местных мелиораторов и, как горько шутят сасовцы, «если до мелиорации на луговине все росло и плодоносило, то после нее луговая растительность, по какой-то загадочной причине, расти отказывается».

По-видимому, в давние годы луговина представляла со­бой одно сплошное болото, затем ставшее торфяником, а еще позже торф вылежался в черноземную почву, толщина которой достигает 3-4 м. Чернозем оказался той естествен­ной средой, которая стала характерным сопровождением всех особенностей сасовского явления. Вывороченный ком местного чернозема сохраняет свою форму, не рассыпаясь сразу, но осыпается по мере усыхания. Как и всякая негли­нистая почва, легко крошится руками и, естественно, не вы­держивает никаких ударных воздействий. На 12-е апреля ее верхний слой уже оттаял на глубину 30-50 см. Далее лежал слой мерзлого чернозема, достигающий 70-80 см. А на глубине 3-3,5 м начиналась смесь супеси с черноземом, что придало почве желтоватый оттенок.

Еще на подъезде, рассматривая в окно окрестности при­ближающегося города, я обратил внимание сначала на ветхое строение, затем на ручей, мост через него и, нако­нец, на большое черное пятно на луговине. Но не дога­дался, что это пятно и есть вал знаменитой воронки. На­оборот, подумалось, кто это и с какой стати прямо с вес­ны начал портить хорошие луга.

Сойдя в 6 ч 15 мин. с наиболее популярного в Сасове поезда «Москва-Вернадовка» и миновав вокзал, я вышел на привокзальную площадь. И первый же встречный об­рисовал мне все нюансы дороги к луговой воронке, посето­вав заодно, что замена побитых стекол, рам и других эле­ментов конструкций домов ведется медленно, а Госстрах не собирается возмещать жителям ущерб, нанесенный то ли стихийным бедствием, то ли беспечностью военных.



Рис. 1.
Дорога шла по ас­фальтовому шоссе, соединявшему город с железнодорож­ной разгрузочной площадкой, мимо ныне знаменитой нефтебазы, находя­щейся ближе всего к месту «взрыва» и совершенно не пост­радавшей, если не считать двух треснувших стекол. С правой стороны тянулся почти полукилометровый железобетонный забор нефтеба­зы, а с левой  луг, на котором вдали черным пятном выде­лялся вал, обрамляющий воронку (рис. 1). Между воронкой и шоссе за 200-250 м от него на лугу громоздилось множе­ство комьев грунта. Попытка пройти напрямую к воронке и осмотреть комья не удалась. От самой разгрузочной пло­щадки между лугом и шоссе тянулась дренажная канава, заполненная выше краев водой. Пришлось делать крюк по­чти до самого железнодорожного моста через ручей Сасовка и уже от него по грунтовой дороге добираться до воронки.

Было около половины седьмого утра, а у воронки два това­рища уже вели какую-то работу. Рыбаки, следующие по грун­товке к Алешне, буквально считали своим долгом подойти, покачать головами, перекинуться с присутствующими несколь­кими словами, а то и, если есть свои наблюдения, соображе­ниями, версиями или с удовольствием выслушать чужие. Чув­ствовалось, что «взрыв» и связанные с ним подробности оста­вались основными переживаниями сасовцев, и любое обсуждение этого вопроса вызывало живейший интерес.

И так весь день. Люди шли, подъезжали на мотоцик­лах, легковых автомобилях, заворачивали на грузовиках и распрашивали у присутствующих подробности. Ощущалась слабая информированность, тревога о последствиях и возможном повторении взрыва, и эта тревога порожда­ла слухи и выливалась в расспросы и обсуждения.

Воронка на фоне широких лугов, разбросанных повсюду кусков чернозема различного размера и насыпного вала из вывороченной комьями земли высотой около 1 м и шириной до 3 м впечатления громадности не производила. Почему-то больше впечатляли трехметровая толща черной земли, с какой раньше никогда не приходилось встречаться, засыпанная на десятки метров тонким слоем разрыхленной почвы луговина и разбросанные по четырем направлениям на сотни метров огромные (иные до 3 кубометров) и малые комья чернозема как врезавшиеся в луговой покров, так и аккуратно «поло­женные» на растительный слой. Последнее производило оше­ломляющее впечатление. Но именно для того, чтобы удос­товериться в существовании таких цельных, как бы аккурат­но отломленных и не менее аккуратно положенных за сотни метров от воронки на луговину почти кубовых, кусков черно­зема я и выехал в Сасово.

Сейчас не существует научного объяснения тому, как и какая сила, могла вырвать из Земли, легко рассыпающиеся куски нарезанного чернозема и, перенеся их на такое рас­стояние, опустить в целости на поверхность. И что еще бо­лее непонятно, большее количество кусков, видимо, еще замороженных, с силой врезалось в почву луго­вины, создавая одинаковый по периметру удара выпор по­чвы. Выпор такого типа получается только при вертикаль­ном падении тел. Но чтобы тело падало вертикально, его необходимо поднять на высоту, в три-четыре раза превыша­ющую расстояние от места падения до воронки, т.е. на вы­соту почти в тысячу метров. Физические законы не предус­матривают таких возможностей даже для замороженного грунта и на вопрос, как это могло произойти, ответа не дают. Ведь для полета куска чернозема по такой траектории его нужно было выбросить из воронки со скоростью, превыша­ющей скорость чугунных ядер старинных пушек, при этом разгон куска до достижения скорости должен проис­ходить медленно. Это была первая, но не последняя загад­ка. Дальше они посыпались в изобилии.

Налюбовавшись вволю хаосом разбросанных комьев и обваловкой воронки, я подошел к товарищам, которые, как оказалось, занимались в этот момент анализом состояния остатков бумажных мешков из-под селитры и их осмотром. И в этот день, как и в предыдущий они искали хоть какие-ни­будь следы обгорелой бумаги, спекшейся селитры или чего-нибудь обгоревшего, но ничего не нашли.

Селитра, завезенная буквально накануне взрыва и склади­рованная на лугу, как потом пояснили завозившие ее тракто­ристы, на расстоянии около 70 м от будущей воронки, была притянута к ней неизвестной силой. Меньшая ее часть попала на северо-западную окраину воронки и в результате «взрыва» практически вся исчезла. На площадке не оказалось ни одно­го целого мешка. И что еще важнее  осмотр создавал впе­чатление не взрыва всей массы селитры, а индивидуального нетеплового разрыва изнутри каждого из оставшихся меш­ков. Селитра внутри бумажного мешка изолировалась поли­этиленовой пленкой, и осмотр показал, что сначала изнутри рвалась бумажная оболочка, а затем пленка, и рвались они так, как будто снаружи вдруг резко уменьшилось воздушное дав­ление (в несколько десятков раз) и оставшийся в мешке воз­дух своим избыточным давлением разрывал бумажную обо­лочку изнутри. Это была вторая загадка, полностью противо­речащая версии взрывного образования воронки.

Вернемся к двум незнакомцам, встреченных мною у воронки. Оказалось, что это уфологи из Подмос­ковья: Учаев Сергей Тимофеевич из Фрязино и Панов Алек­сандр Сергеевич из Щелково. Они отрабатывали появившуюся в печати версию о возможном присутствии перед взрывом и после него в районе воронки неопознанных летающих объектов. Однако величественность явления и сопровождающие его неординарные особенности захватили и их, и они приступили к детальному сбору доказательств земного происхождения взры­ва, фиксации всех его особенностей и фотографированию наи­более интересных элементов удара взрывной волны и призем­ления кусков чернозема в окрестностях воронки. Именно они обнаружили, что мешки с селитрой рвались изнутри.

Надо отметить, что мы оказались на месте происшествия достаточно поздно. До нас на воронке успели поработать военные, установившие охрану и в течение двух дней пы­тавшиеся выяснить характер взрыва, способ его производ­ства и наличие запахов или осколков в воронке и в ее окре­стностях. Работали на воронке и сотрудники Института хи­мической физики Ногинского научного центра Академии наук СССР. Они подтвердили, что селитра способна взрываться при сильном детонирующем воздействии, взяли для анали­за пробы грунта в различных местах, произвели с помощью экскаватора вскрытие стенок воронки и почти полностью срыли центральный пик, стараясь доказать, что грунт под этим пиком состоит из раздробленной и измельченной мас­сы. Но, убедившись, по словам председателя Сасовского городского Совета Сергея Михайловича Горякина, что дно и пик сложены из нетронутого взрывом чернозема с приме­сью супеси, прекратили земляные работы. Вопрос: «Каким образом взрыв мощностью около 25 т тринитротолуола, сде­лав воронку, не раздробил дно и стенки из мягкого черно­зема?» остался без ответа. Отсутствие дробления централь­ной горки и дна стало новой загадкой сасовского «взрыва», которая также осталась неразгаданной.

Сделаю небольшое отступление. Дело в том, что воронка такого размера в однородном грунте может быть получена при взрыве заряда мощностью в 2,5-3 т тринитротолуола, заложенного на глубину 5-7 м. Но профиль воронки, кру­тизна стенок, кольцевой вал вокруг нее будут не такими, как у сасовской воронки. Центрального пика не будет, и на дне, на стенках, на валу будет лежать раздробленный грунт, а разброс грунта по периметру воронки будет примерно рав­номерным. Ничего подобного не наблюдалось.

Теоретически можно было предположить, что селит­ра выгружалась и раскладывалась на лугу в виде коль­ца радиусом около 8 м, внутри же оставили свободную площадку радиусом около 5 м. Тогда при взрыве се­литры, эквивалентном по мощности примерно 25 т три­нитротолуола, можно было бы ожидать появления во­ронки с некоторым подобием пика. Но в этом случае никаких кусков чернозема выворочено не было бы. Весь грунт оказался бы раздроблен, ближайшие столбы ЛЭП поломаны, навес снесен, осталось бы много обгорев­ших материалов, от ударной волны пострадала бы неф­тебаза и город, а все население города было бы раз­бужено. Все эти признаки отсутствовали, и создава­лось впечатление о невзрывном образовании воронки. Кроме дна и стенок, экскаватор частично вскрыл грунт кольцевого вала, комками обрамляющего воронку. Но что странно, под грунтом оказались присыпанными три-четыре ряда длинных кольцевых трещин, строго повторявших кон­фигурацию стенок воронки в плане и в глубину и имеющих на момент осмотра ширину раскрытия от 5-7 см у края до 2-3 см в отдалении от него (рис. 2, п. 5). Кольцевые трещины не являлись следствием сжатия грун­та.

Наоборот, создавалось впечатление, что поверхностный грунт (на достаточную глубину) какие-то неведомые силы старались втянуть в воронку, и именно это привело к обра­зованию загадочной системы трещин. Загадок становилось поразительно много. Не это ли стало причиной того, что в первую же ночь после снятия военными охраны у воронки неизвестные лица прокопали от дренажной канавы, находя­щейся в 4-5 м от нее, траншею и по освобожденному экскаватором от насыпи участку пустили в воронку воду, которая заполнила ее до краев. Таким образом, были значительно изменены естественные условия существования воронки, а возможно, и скрыты под водой какие-то иные, не выяснен­ные загадки, которые могли бы показать новые обстоятель­ства, объяснявшие само явление.

К нашему приезду вода была откачана, и только некото­рое количество ее еще оставалось на дне. Однако оплыв­шие очертания воронки и поверхность стенок теперь отражали не элементы «взрыва», а следы пребывания воды и скорость ее убывания при откачивании.

Познакомившись с уфологами, я попросил принять меня в их группу для дальнейшего совместного обследования не обезображенной воронки, а местности, покрытой «об­ломками» грунта, и определения наружных элементов взры­ва. Сергей Тимофеевич задал вопрос, что меня интересу­ет в этом явлении?

Я ответил, что имею свою версию происхождения ворон­ки, из которой следует возможность появления некоторых особенностей, которыми не сопровождается обычный взрыв. И назвал пять таких особенностей, в существовании кото­рых хотел бы убедиться лично:

• правильная округлость воронки;

• незначительная присыпка тонкодисперсным нечерно­земным грунтом центрального пика и в меньшей степени стенок и насыпи;

• появление слабого неонового свечения в месте возник­новения воронки и достаточно медленное (несколько де­сятков секунд) с гулом движение его вверх до исчезнове­ния;

• наличие выброшенных на значительное расстояние и не рассыпавшихся комков грунта, как бы спарашютиро­вавших на поверхность земли;

• существование под центральной горкой в глубинных породах следа-шнура толщиной приблизительно 5 см, отли­чающегося по цвету и плотности от окружающей породы. Потом вкратце изложил свою версию.

Учаев зафиксировал эти особенности на магнитофон, и мы приступили к совместному обследованию заваленной кусками чернозема луговины.

Луговина, на которой образовалась воронка, медленно повышалась к городу, центр которого находился к северу примерно в километре от нее. Перед городом проходила железная дорога с мостом через ручей Сасовка, а еще ближе, в 650-700 м, располагалась уже упоминавшаяся межрайонная нефтебаза. Ближайшим строением был лет­ний деревянный навес для стойлового содержания скота. Сооружение ветхое, полусгнившее, крытое старым лом­ким шифером и находившееся за ручьем Сасовка севе­ро-западнее воронки примерно в 200 м от нее.

Перед навесом почти вдоль всего берега ручья от него и до речушки Алешня поставлен забор из трех горизонталь­ных прожилин, превращающий другую часть луговины в за­гон для скота. К навесу через всю луговину протянулась линия ЛЭП-10 кВ на восьмиметровых железобетонных стол­бах. ЛЭП заканчивается у столба №1, рядом с которым на стойках установлен понижающий трансформатор, обеспечи­вающий в летнюю пору энергией оборудование навеса. В 90 м северо-западнее центра воронки от столба №3 отходит ответвление в направлении на железнодорожный мост.

От самой разгрузочной площадки вдоль шоссе, а затем параллельно ЛЭП проложена дренажная канава, делающая небольшой поворот как раз у самой воронки и впадающая в разлившуюся речушку Алешню. Вода в канаве стояла на 40 см ниже ее краев. Восточнее воронки начиналась запол­ненная водой ложбина, доходящая, по-видимому, до самой Цны. Половодье спадало.

Вот и все особенности рельефа, окружавшего воронку. Их не очень много. Но количество особенностей самого взрыва продолжало возрастать. И этим особенностям так­же не находилось объяснения.

Прежде всего, вызывал удивление разброс комьев выбро­шенного чернозема, имевших в большинстве правильную фор­му. Четко фиксировалось четыре направления их падения, со­здающих конфигурацию неправильного креста, с наибольшей дальностью разброса в северо-восточном (с отклонением от строгого на север на 20 – 30о) на расстояние 350 м и в южном направлении примерно на 300 м от воронки. Третья сторона  почти строго на запад на расстояние около 200 м и четвертая  на северо-восток (60о) с дальностью более 200 м. Зона раз­броса обозначена на рис.1 пунктирными линиями, она обра­зована комьями чернозема, превышающими 30 см, и несколь­ко напоминает некое крылатое насекомое. Куски меньших раз­меров падали намного дальше.

Объяснения крестообразному разбросу не было. Отмети­ли, однако, что примерно такой же «бабочкой», только намно­го большего размера, повален лес взрывом Тунгусского метеорита. Но загадка оставалась. (Много позже, когда я познакомился с сотрудником института «Физики Земли» Барковским Е.В., который работал над разгадкой взрыва, выяснилось, что четыре луча, образованные упавшими ко­мьями, отслеживают перекрестие естественного тектоничес­кого разлома в глубинах Земли.)

Мы, продолжая изучение разброса грунта, проводили из­мерение расстояния до отдельных крупных кусков, фото­графировали и описывали их расположение, исследовали конфигурацию образованной воронки. Обращали на себя внимание три странности:

• большинство кусков правильной формы, по-видимому, мороженого грунта, врезавшись в землю, создавали одинаковый по периметру выпор почвы, что свидетельствова­ло об их вертикальном падении;

• ни в воронке, ни в кусках чернозема, ни на всей лугови­не не было найдено ни одного камня или камнеподобного образования;

• примерно пять-десять процентов крупных кусков в зем­лю не врезались, а как бы «спарашютировали» с высоты и легонько опустились, едва примяв почвенный мох.

Это были основные особенности сложившейся структу­ры сасовского «взрыва», которые и заставили меня вые­хать на обследование явления. Как я уже говорил, в све­те классической механики они не объяснимы. Более того, их даже не замечают.

Подтверждали версию о вертикальной траектории боль­ших комьев падение двух кубовых кусков' чернозема на провода линии ЛЭП, обрыв этих проводов и вжатие их комьями в почву. Это падение произошло в пролетах между столбами №2 и №3 (от воронки расстояние 130 м), а так­же между столбами №3 в №4 ответвления ЛЭП, уходяще­го к городу (расстояние 103 м). В обоих случаях было порвано по два провода, и комья лежали прямо на обо­рванных проводах. Но в первом случае не порванным ока­зался ближайший от воронки провод, а во втором  на не порванном проводе остался комочек грунта, подтверж­дающий вертикальное падение.

При осмотре столба №3 мы отметили, что у него стой­ка верхнего изолятора диаметром, по-видимому, более 2 см изогнута в сторону города, а боковой крюк того же диаметра наоборот разогнулся, и отсутствовали изоля­торы с обоих крючьев. Впечатление было такое, как буд­то столб либо тянули в сторону взрыва, либо падающий ком, обрывая провода, дернул столб на себя, либо то и другое сразу. Но тогда изоляторы должны были бы нахо­диться возле столба. Предпринятые мной попытки их об­наружить не увенчались успехом. В районе столбов №3 и №4 до самой воронки изоляторы обнаружить не уда­лось. При осмотре столбов я случайно заметил, что между основанием столба №3 и поверхностью грунта имеется зазор примерно 6-8 мм, что свидетельствовало о сдвиге столба к воронке с последующим возвращени­ем на место. Осмотр основания четвёртого столба пока­зал, что он никуда не сдвигался, возможно, этому способ­ствовал косой упор. Мне показалось, что отклонение тре­тьего столба случайно, и я совершил ошибку, не осмотрев тщательно остальные столбы. То, что это была ошибка, стало понятно только по возвращении домой.

Мы работали уже седьмой час, когда к воронке под­катила белая «Волга» и вышедший из нее человек, познакомившись с нами, представился председателем городского Совета города Сасово. Он поинтересовал­ся, чем мы занимаемся и какова наша версия «взры­ва». Ребята сказали, что они уфологи опрос свиде­телей, проведенный ими в предыдущий день, показы­вает, что есть очевидцы, свидетельствующие о присутствии в окрестностях Сасово до и после, а воз­можно, и в момент «взрыва» неопознанных летающих объектов, и они собираются продолжить обследова­ние с целью подтверждения этой версии.

В свою очередь я выразил сомнение в том, что эта во­ронка является результатом взрыва, и задал вопрос: Не кажется ли председателю что из приблизительно 1500 куб. м выброшенного грунта на поле находится около трехсот, а остальные куда-то исчезли?

Он ответил, что выброшено, по-видимому, больше 1800 куб. м грунта и действительно недостает на поле, как его, так и селитры. А куда они исчезли  вопрос.

Во время этого разговора подъехал «УАЗ», из которого вышел высокой молодой человек в милицейской форме с погонами майора.

 Вот и милицейская власть приехала,  представил Сер­гей Михайлович вновь прибывшего.  Знакомьтесь  Моняк Геннадий Леонидович, начальник милиции.

Завязался разговор с вновь прибывшим, но я в нем уча­стие уже не принимал. На четыре из пяти вопросов, с ко­торыми я приехал, были найдены утвердительные ответы, ответ же на пятый вопрос о наличии шнура, ведущего вглубь земли, можно было получить лишь после высыха­ния воды в воронке и аккуратного снятия развороченного экскаватором пика.

Выше уже упоминалось, что в процессе нашей ра­боты к нам подходили многие местные жители, неко­торые из них побывали у воронки, как только она была обнаружена. Они свидетельствовали, что края ворон­ки, и особенно центральный пик, были, как бы присы­паны мелкодисперсным порошком неопределенного цвета. А сам пик выглядел настолько идеально, как, по выражению одного из свидетелей, «не сделаешь метелкой, даже если очень захочешь». Более того, было сказано, что в воронке наблюдалась какая-то дымка, напоминающая туман, но, по мнению свидетелей, ту­маном не являющаяся. Были свидетельства, что до взрыва, в момент его и неко­торое время спустя на месте, где потом обнаружили ворон­ку, наблюдалось какое-то странное голубоватое свечение. Не­которым оно напоминало отблески электросварки, некото­рым  светящиеся шары, а некоторые наблюдали круглое свечение, поднимающееся в небо. Выяснилось также, что значительная часть жителей совсем не слышала взрыва и, что самое существенное, взрыва не слышали кое-кто из бод­рствующих. Поневоле возникал вопрос: А был ли взрыв...?

Что касается воронки, то, как я сам убедился, за исключе­нием искореженного экскаватором пика и части краев, во­ронка в плане была практически круглой.

И поскольку ответы на мои вопросы были найдены, я стал собираться к отъезду. Тут как раз Сергей Михайлович начал прощаться, и я напросился ехать с ним. Надо было где-то пообедать и с первой же электричкой выехать в Рязань. Это была моя вторая ошибка, следовало не ехать, а остаться, об­думать собранную информацию и в процессе сопоставле­ния ее с моделью явления поставить новые вопросы и, ес­тественно, попытаться найти на них ответы. Но, увы, эта ра­бота была проделана дома, и на вновь возникшие вопросы ответов не нашлось. Пришлось возвращаться за ними в Сасово. Но об этом позже.

В машине разговор о «взрыве» продолжился. Сергей Ми­хайлович высказал удивление, что «взрыв» произошел юж­нее города, а наибольшее количество повреждений, разби­тых окон и вывороченных дверей оказалось со стороны се­верной, да еще к тому же за километр и далее от места происшествия. Неужели так сложилась отраженная волна?

И на этот вопрос у меня ответа не было, но я, поддер­живая разговор, спросил, в какую сумму оцениваются по­стигшие город разрушения?

«Полтора-два миллиона,  был ответ (напомню, что тогда цены были иными).  Горсовет нищий. В бюджете концы с концами не сходятся. Вопрос,  где взять сред­ства, но еще сложнее: где взять материалы? Ведь ты­сячам домов нужен ремонт».

Первая поездка в Сасово закончилась. Главным ее ре­зультатом явилось для меня окончательное утверждение в мысли, что взрыва не было. Воронка была, а взрыва не было. И все загадки возникали только потому, что исходя из на­личия воронки, мы считали ее порождением взрыва, и срав­нивали обстоятельства, хорошо известные нам из практики тепловых взрывов, с теми последствиями, которые наблю­дались в Сасове, и, естественно, возникали одни загадки. А надо было сравнивать с астроблемой.



  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20


База данных защищена авторским правом ©infoeto.ru 2016
обратиться к администрации
Как написать курсовую работу | Как написать хороший реферат
    Главная страница