Геополитика третьей волны: трансформация мира в эпоху Постмодерна




страница7/12
Дата23.08.2016
Размер1.04 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

1.6Стратегии «непрямых действий» и «мягкой силы»


Стратегия «непрямых действий» и «мягкой силы» - наиболее эффективные средства ведения геополитической борьбы между государствами. Несмотря на то, что данные стратегии применялись с античных времен и до наших дней, в эпоху Постмодерна они приобрели новое содержание в ходе осуществления «цветных революций» на постсоветском пространстве.

Термин «стратегия непрямых действий» был введен в 1941 году английским военным историком и теоретиком Б. Лиделл Гартом в работе «Стратегия непрямых действий».119 Гарт определил стратегию, как искусство распределения и применения средств для осуществления определенных целей. Главная цель этой стратегии не полное уничтожение врага, а принуждение правящих кругов к принятию условий, которые бы отвечали военным, политическим и экономическим интересам «государства-агрессора».120

Л. Гарт выделил основные правила ведения войны:


  1. Если противник занял укрепленную позицию, то прямая атака на него практически не даст никакого результата. Следовательно, необходимо сосредоточить свои силы для нанесения удара по тыловым объектам. В результате такой атаки разрушается материальная база и транспортная инфраструктура противника, на которые он опирается в ходе войны. И как в следствии, армия не сможет эффективно сражаться и оказывать сопротивление.

  2. Чтобы победить противника, его необходимо вывести из равновесия. Для этого не следует применять жёсткую стратегию мощных прямых ударов. Взамен необходимо использовать мобильные подразделения в соответствии с доктриной «непрямых действий».

Таким образом, победы возможно достичь, если совершать те действия, которых противник не ожидает и к которым он не готов, а также держать его в неуверенности в своём понимании ситуации и твоих намерений.121

Вместе с тем на Западе получило распространение еще одно понятие, которое также используется для осуществления геополитического противоборства между государствами. Это – «мягкая сила» («soft power»).

Понятие «мягкая сила» разработал в 1980-м г. известный американский политолог Джозеф Най. Он расширил сферу действия стратегии «непрямых действий» за счет привлечения политико-дипломатических, экономических, психологических и информационных методов для подрыва основ государственного строя страны. Военную и экономическую мощь государства Най рассматривал, как стратегию «жесткой силы» («hard power»).

«Мягкая сила», по мнению Ная, - это «привлекательная»122 сила, поскольку она возникает тогда, когда государство привлекает своей культурой, ценностями и политическими идеалами, то есть это способность добиваться желаемого на основе добровольного участия союзников.

Автор акцентирует свое внимание на исследовании природы мягкой власти Соединенных Штатов Америки. Най подробно рассматривает каждый источник «мягкой силы» применительно к Америки: культуру, ценности и внешнюю политику страны. Он высоко оценивает возможности культуры США в качестве источника «soft power». Автор обращает внимание главным образом на большой эффект, оказанный распространением образцов западной массовой культуры в странах Восточного блока в период «холодной войны». Такими образцами послужили раскрепощение, свобода и демократизация, которые до сих пор находят отклик у жителей разных стран.123

Политические и социальные ценности США служат источниками «мягкой силы» благодаря тому, что они вызывают в целом позитивное отношение к стране. Однако политика двойных стандартов, проводимая Америкой сильно уменьшает значение данного источника. Так, например, афганцы или иракцы воевавшие с войсками США, именуются «террористами», а чеченские сепаратисты, совершающие нападение на федеральные войска в России – «повстанцами».124 Автор считает, что одним из удар по американской «мягкой силе» является война в Ираке 2003 г. Опросы показали, что поддержка европейских стран в период подготовки к войне сократилась в среднем на 30 процентов, а после войны почти в двух третьих из 19 стран сложилось неблагоприятное представление о США.125

Най отмечает, что Америка не сможет достигнуть своих интересов в регионе без улучшения своего образа у населения Ближнего Востока. По мнению Ная, у жителей региона пока остается положительное восприятие Америки благодаря развитию передовых технологий. Также Америке необходимо принимать участие в программах помощи ближневосточным странам, образовательных и инфраструктурных проектах.126

Таким образом, Джозев Най рассматривает позитивный моральный и культурный имидж страны, как ключ к успеху в информационную эру. Необходимо отметить, что в последние годы широкое распространение получил близкий по значению синоним данной стратегии – «умная сила»,127 то есть стратегия внешнеполитического влияния, которая предусматривает применение силы «с умом». Этот смысл и был заложен в основу концепции Дж. Ная, который говорил о взвешенном сочетании «жесткой» и «мягкой» силы.128

В России термин «стратегия непрямых действий» получило распространение в конце XX начале XXI вв. Когда в отечественном лексиконе стали использовать близкое по содержанию понятие «организационное оружие». Современная система организационного оружия начала складываться со статьи В. Комова «Существует ли «организационное оружие»?», напечатанная в «Строительной газете» от 25 июня 1987 г. После этого понятие «организационное оружие» встречалось в работах писателя и публициста А.А. Проханова. Впервые он использовал этот термин в романе «Последний солдат империи»129. С.П. Никаноров130 и С. Кургинян131 также сыграли важную роль в процессе осмысления данной технологии геополитической борьбы.

Организационное оружие направлено на «самодезорганизацию» и «самодезориентацию» противника. Оно направляет противника в тупик, изматывает его экономику неэффективными программами и затормаживает развитие вооружений, создает «пятую колонну» среди населения. В результате в стране возникает обстановка экономического и внутриполитического хаоса.132

Объектами планирования акций организационного оружия становятся управленческие элиты, работники образования, воспитатели, известные деятели культуры, а также представители организованной преступности. Основные задачи такого оружия состоит в изменении поведения населения, его идеологии, а также политических, эконмических и культурных интересов государства - противника. Организационное оружие – это технология, которая позволяет переориентировать политику вражеского государства без применения силы.

Как показывают исследования англо-американских и отечественных экспертов стратегии «непрямых действий» и «мягкой силы» направлены на установление полного, но при этом скрытого контроля над социально-экономической, культурной, политической, обороной и другими ключевыми сферами «страны – жертвы».

Для стратегии «непрямых действий» и «мягкой силы» характерны следующие базовые принципы:


  1. Использование «открытых» и «скрытых» технологий с целью разрушения основ государственности страны – противника. Основными объектами геополитической атаки в процессе борьбы становятся правящие элиты «страны – жертвы». К открытым средствам воздействия можно отнести: использование СМИ, участие в демократических процессах (выборы, референдумы, митинги). Скрытые теневые воздействия проявляются в политических интригах с помощью групп давления, близкого окружения, парламентских лобби и политических фракций.

  2. Обеспечение полного господства «государства – агрессора» над «государством – жертвой» с целью лишения ее экономического и политического суверенитета, а также завоевание ее территории и ресурсов. Это достигается путем нанесения «стране-жертве» внезапных, множественных и изматывающих ударов по важным и уязвимым элементам государственной системы страны.133

Таким образом, стратегии «непрямых действий» и «мягкой силы» ориентированы на быстрый развал государственной системы «страны-жертвы» за счёт проведения активных операций, а также формирования внутри страны кризисных явлений системного характера.

«Цветные революции» последних десятилетий показывают, что реализация стратегий «непрямых действий» и «мягкой силы» осуществляется в следующей последовательности:

• Первый этап: «страна-агрессор» дестабилизирует социально-политическую и экономическую систему «страны-жертвы» погружая ее в состояние «управляемого хаоса», затем находит среди местных элит агентов влияния – оппозицию, которая становится исполнителем трансформации политической системы.

• Второй этап: «страна-агрессор» ставит под свой контроль СМИ «страны-жертвы», создается сеть неправительственных организаций и фондов, главная цель которых готовить кадры для «soft power».

• Третий этап: «страна-агрессор» создает новую геополитическую систему в стране с опорой на оппозиционные силы.

• Четвертый этап: «страна-агрессор» упрочняет государственные институты «страны-жертвы» за счет формирования, обучения и оснащения силовых и административных структур государства.

Тем самым побежденная страна оказывается под контролем «внешних сил», обеспечивающих ее включение на правах подчиненного элемента в экономическую, финансовую, политическую, военную, научно-техническую и информационно-культурную сферы «страны-агрессора».

В нынешнем кризисе на Украине мягкая сила США134 и ЕС сыграла далеко не последнюю роль. США и их союзники используют мягкую силу как метод войны, который неизбежно приводит к человеческим жертвам. Если бы Россия ответила на мягкую силу Евромайдана собственной мягкой силой, многое бы могло сложиться иначе. Не случайно многие российские исследователи видят в российской мягкой силе фактор, способный противостоять цветным революциям.



1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12


База данных защищена авторским правом ©infoeto.ru 2016
обратиться к администрации
Как написать курсовую работу | Как написать хороший реферат
    Главная страница