Принципы построения концептуальной сети




Скачать 121.49 Kb.
Дата16.09.2016
Размер121.49 Kb.




In Pstyga, Alicja (red.) 2005. Zlovo z perspektywy jezykoznawcy i tlumacza, tom II.

Gdansk: Widawnictwo Uniwersytetu Gdanskiego, p. 53-62.


c. 53 ЛЕКСИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ:

ПРИНЦИПЫ ПОСТРОЕНИЯ КОНЦЕПТУАЛЬНОЙ СЕТИ

С.А. Жаботинская


Черкасский национальный университет

Украина
Анализ лексического значения относится к теме, наиболее разработанной в семантической теории. Тем не менее, эта тема продолжает оставаться актуальной, особенно в когнитивной лингвистике, ориентированной на изучение информационной системы мышления, стоящей за языковыми знаками. В мышлении представлена информация «о языке» как семиотической системе, а также информация «в языке» – знания о мире, содержащиеся в значениях, или концептах, активируемых с помощью языковых единиц [Кубрякова: 1991, 94-95]. Тем самым изучение языковых значений способствут уяснению принципов упорядочивания информации в мысли. Уяснив же эти принципы, мы сможем объяснить сам феномен языка как знаковой системы.

В когнитивной лингвистике используются различные методики концептуального анализа. Последний является логичным продолжением семантического анализа. И в том, и в другом случае объектом исследования становятся оязыковленные концепты. Различие между семантическим и концептуальным анализом проводится по двум основным параметрам. Во-первых, это композиционность: если для семантического (компонентного) анализа достаточно выявления перечня элементов, входящих в состав значения, то при концептуальном анализе эти элементы должны быть соотнесены между собой и объединены в составе некоторой концептуальной структуры. Во-вторых, это степень абстрагирования: понятийным единицам, используемым в концептуальном анализе, присуща более высокая степень абстракции по сравнению с теми единицами, которые фигурируют в семантическом анализе. Иными словами, концептуальный анализ оперирует «схемными» (schematic), обобщенными концептами категориального плана. [см. Жаботинская: 1999; 2002].

c. 54

Упомянутые постулаты концептуального анализа задают направление и для исследования лексического значения в когнитивном ракурсе. С лингвокогнитивных позиций значение каждого конкретного слова представляет собой фрагмент информации, элементы которой определенным образом упорядочены, «аранжированы» в составе единого целого. При этом способ «аранжировки» задается концептуальной структурой. Гипотетически, существуют такие концептуальные структуры, которые являются универсальными паттернами организации вербализуемой информации. Будучи своего рода «лекалами» для мысли, они содержат ограниченный набор понятийных элементов и связи между ними. Именно о таких паттернах и их применении для анализа лексического значения пойдет речь в данной статье.

Если лексическое значение есть активируемый словом фрагмент информации о мире, то возникает вопрос об объеме этого фрагмента. Давний спор о том, что считать лингвистическим значением, непосредственно связанным со словом, а что – значением экстралингвистическим, или энциклопедическим, в когнитивной лингвистике решается компромиссно. Лексическое значение есть открытый корпус знаний об определенной сущности; составляющие корпуса имеют различную степень «центральности», важности для идентификации этой сущности [Langacker: 2000, 2/10]. Такая тактовка созвучна с теорией М.В. Никитина [1997, 106] о существовании различных зон интенсионала и импликационала значения.

«Открытый корпус знаний», фигурирующий в определении лексического значения, связан с понятием домена (domain), под которым понимается «любая целостная область концептуализации, относительно которой характеризуется семантическая структура» [Langacker: 1987, 547]. Так, например, доменом слова яблоко становится вся разноплановая информация о данном предмете – о его свойствах и отношениях, о включенности его в различные виды деятельности и т.п. По наблюдению Р. Ленекера, все языковые единицы до какой-то степени контекстуально зависимы. Домен и есть контекст для характеризации семантической единицы [Langacker: 1987, 147]. Это также контекст структур предполагаемых фоновых знаний [Clausner & Croft: 1999, 2]. В широком понимании доменом может быть любой концепт или область опыта, в том числе и та, которая задается в пространстве текущего дискурса [Langacker: 2000, 2/14].



c. 55

В когнитивной грамматике Р. Ленекера для характеристики лексического значения вводятся также понятия «концептуальная база», «профиль», «траектор» и «ориентир». Концептуальная база есть весь структурированный объем (array) концептуального содержания, активируемый языковой единицей. В пределах базы эта единица выделяет некоторую субструктуру – профиль как информацию, на которой концентрируется внимание и которая получает непосредственное выражение в языковом знаке. В семантике знаков, профилирующих отношения (в прилагательных, глаголах, наречиях, предлогах) осуществляется дополнительная фокусировка информации. Более «высвеченный» (salient), значимый элемент базы, являющийся первичным фокусом, есть траектор. Элемент же, становящийся вторичным фокусом, есть ориентир [Langacker: 1990, 5-7]. Например, концептуальной базой наречия вверху является местоположение предмета А над предметом Б, профилем – местоположение над предметом Б, траектором – местоположение, а ориентиром – предмет Б.

Концептуальные структуры базы и профиля зависят от концептуальной структуры домена, будучи ее частью. И домен, и база, и профиль остаются открытыми информационными пространствами: они могут сужаться или расширяться в зависимости от объема знаний индивида и общества. Очевидно, что нам необходим инструментарий, позволяющий воссоздавать концептуальную структуру домена. Хотя эта структура сохраняет возможность расширения за счет дальнейшей «надстройки», инструменты для ее воссоздания, по всей вероятности, ограничены. Кандидатами на роль таких инструментов могут быть рассмотренные ниже фреймы.

В ряде моих работ [Жаботинская: 1992; 1999; 2002; Zhabotynska: 2002a; 2002b и др.], посвященных анализу значений единиц, относящихся к различным уровням языка, для построения концептуальных структур используются пять базисных фреймов, имеющих свои модификации. Это предметный фрейм, таксономический фрейм, посессивный фрейм, акциональный фрейм и компаративный фрейм. Фреймы названы «базисными», поскольку включенные в них наиболее обобщенные, «схемные» понятия лежат в основе изначальной категоризации и организации вербализованной информации. Это прежде всего информация онтологического плана о ПРЕДМЕТАХ мира, в котором существует человек, об их свойствах и реляциях.

В предметном фрейме одна и та же сущность (НЕЧТО или НЕКТО) характеризуется по своим количественным, качественным, бытийным, локативным и темпоральным параметрам. Таковые представлены в наборе пропозиций, где между предметом и его свойствами устанавливается связь есть/существует: НЕЧТО есть СТОЛЬКО (количество); НЕЧТО есть ТАКОЕ (качество); НЕЧТО существует ТАК (способ бытия); НЕЧТО есть/существует ТАМ (место бытия); НЕЧТО есть/существует ТОГДА (время бытия). Свойства предмета могут получить субъектную оценку ТАК (приблизительно – точно; норма – больше – меньше; истинно – ложно; нейтрально – хорошо – плохо). Предметный фрейм является концептуальной основой частеречных систем (см. [Жаботинская: 1992; 1998]).

c. 56

Прочие фреймы представляют связи нескольких предметов, информация о которых может быть при необходимости развернута в предметный фрейм.

В акциональном фрейме несколько предметов, являющихся участниками события, наделяются аргументными ролями (ср. [Fillmore: 1968; Goldberg: 1995]). Эти предметы объединяются связями, которые предопределены действием агенса и обозначены глаголом действует или делает в сопровождении предлогов: действует с помощью (инструмента или помощника); действует на (пациенс/объект); действует к / в направлении (реципиента); действует для / из-за (цели или причины); действует для (результата или бенефактива).

Посессивный фрейм демонстрирует связь НЕЧТО-обладатель (possessor) имеет НЕЧТО-обладаемое (possessed). Отношение посессивности специфицируется в трех субфреймах: (1) собственник (owner) имеет собственность (owned): Петр имеет дом; (2) целое имеет часть: книга имеет обложку; (3) контейнер имеет содержимое: год имеет месяцы. (См. подробнее в [Zhabotynska: 2001; 2002a]).



Таксономический фрейм представляет отношения категоризации, которые проявляются в трех вариантах: (1) НЕЧТО-индивид есть НЕЧТО-вид: Жучка /есть/ собака; (2) НЕЧТО-индивид/вид есть НЕЧТО-род: собака /есть/ животное; (3) НЕЧТО-индивид есть НЕЧТО-роль: эта собака /есть/ соня. В то время как «вид» и «род» – постоянные таксоны предметной сущности (индивида), «роль» есть ее временный, непостоянный таксон.

Компаративный фрейм, возникающий на основе таксономического фрейма, формируется связями тождества, сходства и подобия: (1) тождество – НЕЧТО-референт есть (как) НЕЧТО-коррелят: это животное есть (как) собака [это собака]; (2) сходство – НЕЧТО-референт есть как НЕЧТО-коррелят: это животное есть как собака [это волк]; (3) подобие – НЕЧТО-референт есть как бы НЕЧТО-коррелят: это животное/собака есть как бы человек [это животное/собака]. Субфрейм подобия лежит в основе концептуальной метафоры.

В результате интеграции базисных фреймов возникает межфреймовая сеть (схема 1). Абстрактные концепты, представленные ее узлами (слотами) и отношениями между ними могут быть специфицированы в значениях различных языковых единиц. Можно предположить, что эта сеть есть универсальный инструмент человеческого мышления. Предопределяя наиболее общий, изначальный принцип организации информации и задавая возможные направления нашего осмысления предметного мира, фреймовая сеть проявляется на различных уровнях языковой системы.



Мысль о конкретном предмете сопровождается заполнением категориальных слотов сети различными понятиями, соответствующими знаниям говорящего об этом предмете и о домене, в который он включен. Как то: Таксономический фрейм – НЕЧТО-вид (яблоко) есть НЕЧТО-род (фрукт). Предметный фрейм – НЕЧТО (яблоко) есть СТОЛЬКО (одно, пять, много и пр.), есть ТАКОЕ (круглое, красное, сладкое, большое, небольшое), существует (растет) ТАМ (на дереве) ТОГДА (летом, осенью). Компаративный фрейм – ТАКОЕ (вкус) НЕЧТО-референт (яблоко) есть как бы ТАКОЕ (вкус) НЕЧТО-коррелят (мед). Посессивный фрейм – НЕЧТО-целое (яблоко) имеет НЕЧТО-части (мякоть, семена). Акциональный фрейм – НЕКТО-агенс (человек) действует (выращивает, срывает, ест и т.д.) на НЕЧТО-объект (яблоко).

c. 57

НЕЧТО НЕЧТО НЕЧТО


Коррелят Коррелят Коррелят



есть (как) есть как бы есть как


ТАК: Оценка ТАК: Оценка

СТОЛЬКО ТАКОЕ Количество Качество

есть есть

НЕЧТО НЕЧТО

Часть/и/ Референт Вид

НЕЧТО имеет НЕЧТО есть НЕЧТО

Собственность Целое Контейнер Индивид Род

НЕЧТО Собственник Агенс НЕЧТО


Содержимое Роль

существует существует

Место/Время Способ
ТАМ/ТОГДА ТАК

ТАК: Оценка ТАК: Оценка


действует

к с

НЕЧТО НЕЧТО Реципиент Инструмент


Помощник

для из-за/для

НЕЧТО НЕЧТО


Результат Причина


Бенефактив Цель

на


НЕЧТО


Пациенс/Объект

Схема1. Концептуальная межфреймовая сеть

c.58

Вся разноплановая информация о яблоке, которой обладает говорящий и которая структурируется с помощью концептуальной сети, формирует домен. Какая-то часть этой информации становится концептуальной базой. Определенный же фрагмент базы становится профилем. Для слова яблоко профилируемая информация включает, по всей вероятности, сведения о свойствах самого яблока, о его частях, о его принадлежности к классу «фрукты» и о его «съедобности».

Похоже на то, что фреймы есть информационные паттерны, имеющие свойства фракталов. Понятие фрактала, разработанное французским математиком Бенуа Мандельбро, автором книги Фрактальная геометрия природы, получило широкое применение в теории хаоса, изучающей простейшие элементы конструирования и скрытые потенциальные возможности и формы. Свойство фрактальных форм заключается в том, что их характерные конфигурации, или паттерны, многократно повторяются на нисходящих уровнях так, что части на любом уровне по форме напоминают целое (например, снежинка, лист папоротника, качан цветной капусты). То есть, форма целого подобна самой себе на всех уровнях выбранного диапазона. В связи с этим основным методом для построения фракталов в математике служит итерация – многократное повторение определенной геометрической операции [см. Капра: 2002, 155-159]. Рассмотрим, что может быть фрактальной формой в семантике языка.

Со всей очевидностью, свойствами фрактала обладает предметный фрейм, используемый мыслью каждый раз, когда мы думаем и говорим о предмете (НЕЧТО/НЕЧТО), независимо от того, какой семантической ролью – целого или части, рода или вида, референта или коррелята, агенса или пациенса и пр. – он наделен в той или иной системе отношений. Кроме того, фрактальной, повторяющейся в разных масштабах формой является, по всей вероятности, комплексный паттерн, где к предметному фрейму примыкают таксономический и посессивный фреймы. Это предположение не лишено оснований, ибо мысль о предмете включает, как правило, не только информацию о его свойствах, но и о том, что к нему относится (или к чему относится он) и к какой категории он принадлежит. Такой комплексный фрактал представлен на схеме 2, где репрезентация сети в виде графа (схема 1) преобразована в геометрическую форму. Отсутствующие сегменты в левой части фрактала могут быть заполнены тремя субфреймами компаративного фрейма, который обладает наибольшим потенциалом в плане неограниченной «надстройки» структуры. Отсутствующие сегменты в правой части фрактала могут быть заполены глагольными понятиями состояния, процесса и действия (взаимодействия с другим предметом), активируемыми при мысли о бытии предмета в определенной ситуации, развернутой в пространстве-времени (см. об этом [Жаботинская: 1998, 76-85]).
c. 59














Тожде- Состояние



ство

Пространство-время ситуации бытия

Сход-

ство Действие

Подо- Процесс



бие

Схема 2. Комплексный фрактал: понятие ПРЕДМЕТА


Объединение нескольких комплексных структур имеет место в пределах акционального фрейма, основными слотами которого являются агенс и пациенс/объект. Слотами, включаемыми в понятийную зону агенса, становятся цель/причина, инструмент и помощник, а слотами, входящими в понятийную зону пациенса/объекта – результат, реципиент и бенефактив. «Стяжка» слотов в одно целое обеспечивается пространством-временем ситуации бытия. При условии, что наполнителем слота становится понятие о конкретном или абстрактном предмете, слот может структурироваться как комплексный фрактал. Общая же конфигурация ситуации действия (схема 3) повторяет конфигурацию этого фрактала в более широком масштабе.


c. 60














Пространство-

время ситуации

бытия















Схема 3. Комплексный фрактал: ДЕЙСТВИЕ


Если абстрактные смысловые структуры, отслеживаемые в семантике языка, действительно являются фрактальными формами (вероятность чего весьма высока), то построение их геометрических репрезентаций становится перспективным для разработки нового метода изучения структуры значений, особенно значений слова, которые в наибольшей мере скрыты от непосредственного наблюдения. Фрактальный подход к исследованию понятийных репрезентаций совместим с когнитивной компьютной графикой. Под последней понимают совокупность приемов и методов образного представления условий задачи, которое позволяет получить подсказку для ее решения [Зенкин 1991]. Не исключено, что когнитивная графика может дать нам такую подсказку в поиске ответа на вопрос о том, как структурирована информационная система мышления, стоящая за языковыми знаками.

c. 62-63

Литература

Жаботинская С.А. Когнитивные и номинативные аспекты класса числительных (на материале современного английского языка). – М., 1992.

Жаботинская С.А. Концептуальная модель частеречных систем (германские и славянские языки). Черкассы, 1998. Рукопись монографии.

Жаботинская С.А. Концептуальный анализ: Типы фреймов // «Вісник Черкаського університету». – 1999. – Вип. 11. – С. 3-20.

Жаботинская С.А. Ономасиологические модели в свете современных направлений когнитивной лингвистики // С любовью к языку. Сб. науч. трудов. Посвящается Е.С. Кубряковой. – М.-Воронеж, 2002. – С. 115-123.

Зенкин А.А. Когнитивная компьютерная графика. – М., 1991.

Капра Ф. Паутина жизни. Новое научное понимание живых систем. – М., 2002.

Кубрякова E.C. Человеческий фактор в языке. Язык и порождение речи. – М., 1991.

Никитин М.В. Курс лингвистической семантики. – СПб, 1987.

Clausner, T.C. & Croft, W. Domains and image schemas // Cognitive Linguistics”. – 1999. – No 10-1. – P. 1-31.

Fillmore, Ch. The case for case // Universals in linguistic theory. – New York, 1968.– P.1-88.

Goldberg, A. E. Constructions: A construction grammar approach to argument structure. Chicago & London, 1995.

Langacker, R.W. Foundations of cognitive grammar. V. 1: Theoretical prerequisites. – Stanford, CA, 1987.

Langacker, R.W. Concept, image and symbol. The cognitive basis of grammar. – Berlin - New York, 1990.

Langacker, R.W. A course in cognitive grammar. Manuscript. – San Diego, 2000.

Zhabotynska, S.A. Possession frame // Pragmatics and beyond: Abstracts of the second USSE conference. – Kharkiv, 2001. – P. 100-103.



Zhabotynska, S.A. Genitive constructions: Geometry of senses // Cognitive Linguistics East of Eden. Abstracts of the international conference. Turku, Finland, 2002a. – P. 52.

Zhabotynska, S.A. Shorts, breeches and bloomers: Plurality in blends // The way we think. Odense working papers in language and communication. No 23, Vol. 2. – Odense, Denmark, 2002b. – P. 127-142.


База данных защищена авторским правом ©infoeto.ru 2016
обратиться к администрации
Как написать курсовую работу | Как написать хороший реферат
    Главная страница