Зацветает «папараць–кветка» бгу в мировом образовательном пространстве в помощь студенту-первокурснику. Брошюра




страница1/10
Дата29.09.2016
Размер2.09 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10



Зацветает

«папараць–кветка»


БГУ в мировом образовательном пространстве
В помощь студенту-первокурснику. Брошюра.

Автор: кандидат филологических наук, доцент Наумович Владимир Александрович

Рекомендовано кафедрой белорусской литературы и культуры Белорусского государственного университета.

Протокол №___от_________________2010 г.


Рецензенты: Заведующий кафедрой истории России, профессор О.А.Яновский


Кандидат исторических наук, доцент кафедры истории Древнего мира и средних веков А.А.Прохоров

РУП «Издательский центр БГУ»

МИНСК

2010 г.


СОДЕРЖАНИЕ
Вместо предисловия «Папараць – кветка» зацветает для тебя в БГУ (Студенту-первокурснику) ......................................................................................5
Раздел 1. Из истории средневековых университетов…………...................9

Раздел 2. «Модели» университетского мира ............................................. 24

Раздел 3. Белорусский государственный университет (визитка)…...........34

История становления и развития Белорусского государственного университета……………………………………………………………….........37

Издания БГУ…………………………………………………………….........48

Книги об истории БГУ…………………………………………………........48

Ректоры БГУ…………………………………………………………….........49

Награды БГУ, названия университета……………………………….......…49

Преподаватели и студенты БГУ – Герои Советского Союза……......……49

Альманахи университетских поэтов…………………………………..........50

Факультеты, институты, ведущие подготовку студентов (специальности, направления, специализации)………………………………………….51

Образовательные организации со статусом юридического лица…….......51

Научно-исследовательские институты (НИИ)……………………….........52

Научно-исследовательские, научно-методические центры…………........52

Унитарные предприятия……………………………………………….........52

Ведущие области научных знаний в БГУ…………………………….........55

Научные школы БГУ…………………………………………………….......62

Научно-инновационная деятельность БГУ………………………….......…64

Перспективное развитие факультетов…………………………….......……67

Академические приоритеты ВУЗа на современном этапе………......……74

Студенческие клубы, организации, традиции………………………......…76

Творческие коллективы, носящие звание «народных»……………….......78

Музеи БГУ……………………………………………………………......….78

Победители и призеры Олимпийских игр – студенты и аспиранты БГУ…………………………………………………………………...…78


Раздел 4. «Университетский ареопаг» ......................................................79

Памятники просветителям земли белорусской и Мемориальный знак во дворе Университетского городка……………………………….....…..85



Раздел 5. Об авторе первого стихотворения о БГУ: эссе............................87

Раздел 6. О лирике вагантов. Эссе.................................................................90

Раздел 7. Хронологическая таблица возникновения университетов мира................................................................................................................99

Раздел 8.Тематика творческих заданий для контролируемой самостоятельной работы (доклады, рефераты, эссе)..........................................101

Раздел 9. Рекомендуемая литература......................................................... 104

Раздел 10. Тесты: «Папараць – кветка зацвітае для цябе ў БДУ»............105

«Папараць –кветка» зацветает для тебя в БГУ

(Студенту-первокурснику. Вместо предисловия)
You can lead a man up to the

University, but you cannot make him think

Finley Peter Dunne
«Вы можете заставить человека поступить
в университет, но вы никогда не заставите
его осознать насколько это важно»


Файнли Питер Дан
Мать, когда растила сына или дочь, пела песню над колыбелью своей кровиночки. А ещё в старину она пряла пряжу. Прядильная нитка навивалась на веретено, а нитка материнской песни «навивалась» на сердце сына или дочери. С тех пор каждый из нас «разматывает» со своего сердца нить материнской песни, опасаясь ее порвать. Такой «нитью материнской песни» (университет «alma mater») является для каждого из Вас обучение в университете. В исследовании «Идея университета» английский ученый Джон Генри Ньюмен высказывает свой взгляд: «Университет, уже исходя из значения своего названия, предполагает преподавание и получение универсальных знаний». Само слово университет как бы напоминает нам о всеобщности различных отраслей знаний, изучаемых в университете.

В связи с этим даже в настоящее время слово «университет» воспринимается как «universitas literarum», что переводится как «совокупность наук» и подразумевает многосторонность университетского образования.

В историческом понимании (и в этом вы убедитесь, ознакомившись с историей средневековых университетов) номинация или название (воспринимайте, как хотите) «университет» имеет смысл не только «универсальный» (всеобщий) и говорит об универсальности преподавания здесь наук, фундаментальности знаний, полученных в стенах данного высшего учебного заведения, но больше свидетельствует о своеобразной корпоративности духа, всеобщей заинтересованности в обучении, о своеобразной профессионально-корпоративной структуре университетов, построенной на принципе самоуправления (universitas studentium).

Еще в XII столетии вслед за монастырскими школами (studia particularia) появились светские центры образования, в которые устремились люди всех званий и возрастов, университеты (studia generalia), основанные на взаимоуважении и взаимопонимании между преподавателями и студентами, воспитывающие личную ответственность за состояние дел, имеющие отдельную, построенную по принципу самоуправления структуру.

Термин «universitas» в те времена применялся ко всем товариществам, содружествам, купеческим гильдиям, городским коммунам (universitas civium). Корпорация или сообщество профессоров и студентов носило название «universitas studentium» .

В старину существовали философские школы, которые также имели свои определенные традиции. Они возникали в Риме и в Афинах еще за несколько веков до нашей эры. Однако средневековые университеты никоим образом не связаны с подобными школами древнего мира, поэтому говорить о преемственности и каких-либо традициях не приходится.

Впервые высшая школа названа как «университет» в кодексе Феодосия (Codex Theodosianus) в 438 году. Именно так называлась высшая школа для обучения студентов, которая была открыта в 425 году в Константинополе.

Первые университеты в Европе открыты в Болонье, Париже, Оксфорде, Кембридже.

Четыре факультета имели средневековые университеты:


  1. Главный, подготовительный, факультет семи свободных искусств (septem artes liberalis):

  • Грамматики

  • Риторики

  • Диалектики

  • Арифметики

  • Геометрии

  • Астрономии

  • Теории музыки

  1. Богословский факультет

  2. Юридический или канонического (церковного) права факультет

  3. Медицинский факультет

Все науки, считалось, заключены в учениях общепризнанных авторов.

Особое внимание в учебе уделялось диспутам, свободному общению профессоров и студентов.

И только в более позднее время в университетах было положено начало собиранию научных фактов, осуществлялось их объективное исследование. Лекции (lectio) являлись средством, а диспуты (disputas) – целью обучения.

Вводятся семинары. В эпоху Тридцатилетней войны в XVIII веке, во времена экономического застоя в странах Западной Европы при усилении феодальных законов, число университетов не увеличивалось.

В эпоху Просвещения, уже в XVIII веке, университеты снова возрождаются.

Центры научной мысли возникают по всей Европе.

Universa – переводится с латыни как всеобщий, всеобъемлющий, общий, универсальный. Но это не значит, что универсальность – неограниченный охват разных сфер знаний («Нельзя объять необъятное» – афоризм Козьмы Пруткова), множество сфер обучения, что сюда, в университет, можно «притягивать» любые сведения, любые знания, что в одинаковой степени в университете фундаментом знаний могут стать и магия, и парапсихология, и теософия, что в его стены можно «привлекать» любой факт. Университет дает фундаментальные знания по основам наук.

Несомненно, в таком случае встает задача, чему учить и как учить, что давать в первую очередь, на что нацеливать своих выпускников. На бескорыстное до самоотречения (временами безденежное, как в Средневековье) фанатичное служение науке. Сосредоточенность на конечном продукте («Забывай индукцию – давай продукцию»).

Университет характеризуется, прежде всего, универсализацией взаимоотношений, взаимопроникновением и взаимообогащением самых разных сфер знаний – взаимодействием дисциплин, что дает возможность каждому брать здесь то и столько, сколько он способен и хотел бы получить, что позволило бы ему занять собственное место в обществе и сделать карьеру, зачастую иметь возможность достичь многого не только в своей профессии, но и в спорте, общественной жизни, культуре, проявить свои креативные способности, реализовать творческий потенциал.

Обучение в университете диалоговое, эвристическое, увлеченное, с глубоким совмещением самостоятельно приобретенных знаний с универсальностью сферы обучения. Учебный процесс здесь неотделим от научно-исследовательской деятельности студентов.

«К нему пришла мысль, но, не застав его дома, ушла». Пытливость – залог успеха.

«Спросить – уже наполовину узнать!»

Спрашиваете и спрашивайте! Это приветствуется.

В университете существует своеобразный университетский дискурс, включающий стремление к знаниям, умение обобщать материалы, сделать самостоятельный вывод, приближаясь к истине.

Было время, когда университеты готовили исключительно кадры для науки. Наука и образование объединены. Наука и сама постоянно ищет пути к взаимодействию и объединению с моралью, философией, искусством, религией, художественным творчеством, психологией личности.

Еще есть много непознанного и неоткрытого.

«Мы должны признать, что живем в эпоху перемен и неустойчивости», – писал Хабермас в труде «Идея университета». Он продолжает:

« Не существует островков уверенности, которые мы осваиваем, нет универсальной правды, ни долговременных сфер, ни определенных ценностных структур».

Университетам приходилось побеждать. Но они всегда отражали дух и силу народа, отвечая заботой на заботу. «Дух нации выше демократии и должен направлять ее», – писал философ Н.Бердяев.

Основные «модели» университетов мира, которые обобщил Т. Хюсен в своем исследовании о роли университетских корпораций в жизни общества, сегодня счастливо объединены в БГУ, работают, принося хороший результат, получив признание не одного поколения преподавателей и студентов.

А самое главное, в университете существует, складывается свой корпоративный дух, своя аура, формируется отличительная культура мышления (а ведь «у мыслящего человека даже совесть иная»), устанавливается свой, ни на что не похожий уклад жизни студентов. Здесь даже юмор – отличительный, искрометный, глубокий, тонкий, а смех – серьезный, осмысленный; да и «тусовки», хоть и «покруче» других, но более содержательны, что ли.

Как по-философски заметила деревенская мать, уговаривая дочь не терять год для обучения: «Деточка моя, здесь возле угла постоять и большему научишься.… А самое главное – ты строишь новую суверенную Беларусь. Что может быть увлекательнее? Нет красоты в пустыне, она в душе араба»..

Учеба в университете и студенческая дружба «живят» человека все его дальнейшее взрослое служение делу и родной стране. Дерево засыхает без корней. Наши корни – в университетской среде, в народе. Молодостью мы живем. Дух творчества не увядаем.

По словам Жака Верже, свободная корпоративность поощряется ради получения знаний, совместных исследований, интеллектуального единства.

Именно университет формирует Личность. На университет, как на цивилизованный феномен возлагается ответственная задача в развитии человечества, в его движении к прогрессу. Университеты работают на завтрашний день.

Когда дома – дорог десять. Когда же выберешься в путь, перед тобой лежит одна. Сто дорог, одна – твоя. Выбор университета, в котором учишься, – всегда судьбоносное решение. Дорогу осилит идущий. Поэт П. Бровка, выпускник БГУ, когда приехал на сессию Генеральой Ассамблеи ООН и проживал под Нью-Йорком, заприметил там тропинку и «соединил» ее с той, что «вывела» его в люди из родного села:

Хто мог бы думаць, што яна

Вакол зямлi абкружыць?

Што пройдзе селы, гарады

(а з ей гады прамчалi),

Што прывядзе мяне сюды,

За акiяна хвалi.

Университет – ваш путь в будущее. Здесь для вас зацветает «папараць-кветка». Звезды загораются, когда накапливается «звездное» вещество.

Э.Кант говорил: «Наибольшая загадка в мире – звездное небо над головой и нравственный закон внутри нас». В БГУ своя Звезда.

Объединить «звездное небо» нашего идеала и внутреннее содержание Личности помогает именно родной университет.

Раздел 1. Из истории средневековых университетов
Далеко за пределами родной Беларуси приходилось искать свои университеты сыну купца из древнего города Полоцка первопечатнику и гуманисту, знаменитому деятелю эпохи Возрождения Франциску Скорине. Он учился в Краковском (Ягелонском) университете, в университетах Копенгагена (Дания) и Падуи (Италия). Первые университеты в Европе зародились на Аппенинскском полуострове. Вначале появилась Медицинская школа в Солерно (946 г.- середина ХІ в.). Затем на рубеже ХІ-ХІІ вв. стали появляться первые университеты. В северной части Италии был основан Болонский университет (1158). Вскоре на базе медицинской школы возник университет медицины в Монпелье (1137). Результатом миграции студентов и преподавателей из крупнейших университетов явилось создание учебных заведений в Реджио (1188), Виченца (1204). Немногим позднее возникли университеты во Франции: Парижский университет – 1200, в Тулузе – 1229, один из многих университетов, возникновение которых санкционировано папскими буллами. В северной части Великобритании появляются два крупнейших в Европе и старейших в мире университеты Оксфорд (1167?) и Кембридж (1209). Несколько позже заявит о себе миру Сорбонна в Париже.

Особенно плодотворным было окончание ХІ- начало ХІІ вв., когда один за другим стали рождаться новые университеты по всей Европе.

Зарождение университетов проходило от земель северной Италии через Англию, Испанию, Португалию, Францию и дальше в Европу. Вскоре это движение охватило многие славянские страны в самом центре континента. Доступность образования для простого населения в Центральной и Восточной Европе в значительной степени расширилась после образования в Праге (Чехия) Карлового университета в 1348 году и в Кракове (Польша) Ягелонского университета в 1365 году.

Исходом студентов из Болоньи образовывается университет в Падуи, в котором позднее учились два славянских гения – Франциск Скорина и Николай Каперник. В результате перехода магистров из Оксфорда создавался Кембридж. Славу европейской столицы поэтов, драматургов, прозаиков получил Орлеан, куда на факультет свободных искусств стекалась многочисленная творческая братия со всей Европы. Позже образованы университеты в Севильи (Испания – 1346), Лиссабоне (Португалия – 1290), в Риме (1303) – городской университет, вырастают университеты в Гренобле (1339), Пизе (1343), во Флоренции (1349), Ферарра (1391), Турине (1405), Анжере (1229), Неаполе (1124), Вене (1365), Печ (Венгрия – в 1367), Буда (Венгрия – в 1389), университет в городе Кан (Франция – 1432), Лувено (Бельгия – 1425), университет Св. Андрея в Англии (1413). Появляются первые германские университеты: Эрфурт – 1379, мощные Гельдельбергский – 1385 и Кёльнский – 1388, позже Вюрцбург (1402) и Лейпцигский (1409). Всё это было лишь началом возникновения нового и необычного цивилизованного сообщества профессоров и студентов, объединившихся в университет, дающего довольно широкий для того времени уровень знаний о человеке и Вселенной, основанных «на учении свободных мудростей» («Vivat universitas!», «Vivat studiosus!»).

За ними следуют университеты Бордо (Франция – 1441), Барселоны (Испания – 1450), Глазго (Франция – 1451), Фрейбург (1455-56), а также Базель (1459), Ингольштадт (1459) и Майнц (1476) в Германии, Сарагосса (1474), Копенгаген (Дания – 1478), Пальма (о. Майорка – 1483), Валенсия (Испания) в 1500 году.

Вглядываясь в далекое прошлое, отметим, что человечество в процессе своей жизнедеятельности не однажды переживало и переживает громадные социокультурные потрясения. С появление университетов новыми становились и отношения людей в обществе. «Города в городах», «республики учености», как называли университеты в далеком прошлом, эти «studia generalia» активно влияли и влияют сегодня на экологию духа, становление индивидуума как социальной единицы. Необычайное развитие технологий последних лет в ХХ – XI столетий, например, привело к тому, что интеллектуальные силы общества стали играть доминирующую роль в его жизнеобеспечении, самовыживании, самоопределении, формировании самосознания, в самоутверждении.

Особенно остро эти проблемы встают сегодня, в ХХI веке, в эпоху глобализации, когда человеческий разум должен с одной стороны служить как бы на благо всему человечеству, а с другой перед ним стоит задача не поддаваться соблазну и постоянно укреплять теснейшие связи с родной почвой, корнями, его взрастившими. Проблемы развития человека, его сущности и существования в материальном и духовном, нравственном мире, становление личности, определение основ человеческого предназначения, его будущего («Сердце в будущем живёт…» – А.С Пушкин), – всё это занимало человечество на протяжении тысячелетий его истории. Основную роль здесь играет цивилизационная общность великих просветительских и культурных ареалов. Университет – своеобразный цивилизационный феномен. Для того чтобы система Просвещения работала, необходимо не только функционирование всех учреждений (школа-университет), но и создание просвещенческого типа восприятия, просвещенского пространства. Университеты способствовали цивилизационной идентичности человечества. Сегодня наиважнейший вопрос, отмечает философ Э. Тофлер в книге «Третья волна», не вопрос контроля над последними днями индустриального общества, а вопрос о том, кто формирует новую цивилизацию. Университеты во многом отвечают за состояние общества, перспективы развития страны. Возрождение и взлет, планомерное развитие нации связаны в первую очередь с духовным прогрессом, монолитностью общества и его целеустремленностью, с развитием и состоянием просвещения и культуры.

Университет по своей основной сути выполнял со времён Средневековья и выполняет до сих пор свои основные предназначения. Это, прежде всего, выработка, сохранение и передача знаний, идей, культурных традиций, подготовка интеллектуальной элиты общества, создание на этой основе научных школ, что и обеспечивает движение прогресса. Развитие науки – главнейшие приоритеты университетов. Роль университетов в инновационном развитии и экономике неоценима. Социокультурную миссию университетов также невозможно переоценить, они формируют нового индивидуума, общество в целом, другую цивилизацию.

Университеты формировались, прежде всего, как социальные сообщества, учебно-научные образования, культурные центры. Это и определило основные три этапа развития университетов в Средние века: І этап – 1158-1378 гг., ІІ этап – 1378-ХV в., ІІІ этап – XV в. и далее. Всё начиналось, как уже было сказано, с Италии. «Золотой век» Древнего Рима уходит в небытие. Та же самая прекрасная и солнечная земля, но многое изменилось за прошедшие столетия – пала Римская империя, она даже не пала, а разложилась, прогнила и распалась, «почернев», «когда надменные властелины мира, по словам Джузеппе Гарибальди, начали уже погрязать в тине порока и разврата», а общество «источено испорченностью и разложением», когда обнищавшие массы поднимались из низов, а рабовладение привело людей до крайней точки кипения. Наступал конец феодального средневековья, забрезжило начало новой капиталистической эры. В Европе началось «великое переселение народов». Испытав нашествие «варваров», Италия начинает строительство городов, ставших центрами ремёсел, торговли, культуры. В ХІІІ веке крестьяне Северной и Средней Италии становятся лично свободными, но лишаются земли. Они направляются в города. Наступает время бурного роста городов, перехода от господства феодальной аристократии к власти бюргерства, зарождавшейся и прогрессивной в то время буржуазии. Через Сицилию и Толедо (1150-1250) проникают в Европу интеллектуальные труды в переводах с греческого и арабского языков Аристотеля, который становится необычайно популярным и которого называют «учителем всех, кто знает».

В процессе отделения ремёсел от сельского хозяйства в городах возникает товарное производство, входит в обиход денежное обращение, появляются купцы, ремесленники, растёт тяготение к открытиям, к путешествиям, всё сильнее дают о себе знать зачатки рационалистического подхода к жизни, растёт самосознание у населения.

Человек перестал всё брать на веру, стремился до всего дойти собственным умом. Л. Н. Толстой в своей педагогической книге отмечал: «Не то дорого знать, что земля круглая, а дорого знать, как дошли до этого». Шло осмысление закономерностей развития окружающего мира, стихийно складывались попытки объяснения природных явлений, движения небесных тел (сфер), в противовес библейскому представлению о сотворении мира поднимались «на щит» учения античных авторов об атомном строении Вселенной. В медицинской школе Солерно изучают анатомию и физиологию человека, психологические процессы, реакции организма на среду обитания. Быстро растёт практическая медицина. Принят и утверждается в жизни «Солернский кодекс здоровья». Архипоэт Средневековья так писал о популярности медицинской школы в Солерно:

Каждый согласен по праву

Солерно – бессмертная слава!

Целого света стеченье

Туда, чтоб найти исцеленье.

Я полагаю, что верно

Учение школы Солерно.
Последние строчки звучат как афоризм, лозунг, студенческий сленг. В раннем свидетельстве о существовании медицинской школы в Монпелье говорилось, что «юноша, прибыв сюда…постигая причины вещей и размышляя над тайным, не о богатстве мечтал он или погоне за счастьем, но точно стремился прочесть Знаки в книге Природы».

Растёт интерес к абстрактным наукам, делаются различные умозрительные заключения об устройстве мира и закономерностях его развития. На смену одним авторитетам приходят другие в науку, они зачастую выступают в единоборство с церковью, пытаясь подвергнуть критике религиозные истины, выступая против слепой всепоглощающей веры, стремятся постичь таинство сотворения мира, понять смысл о бессмертии души. Один из наиболее ярых схоластов раннего Средневековья, проявляя в трудах особое рвение в «сопротивлении любому авторитету», Пьер Абеляр писал следующее: «Едва только узнавал о процветании где-либо искусства диалектики и о людях, усердствующих в нём, как я переезжал для участия в диспутах из одной провинции в другую, уподобляясь, таким образом, перипатетикам». Интерес к произведениям античной поэзии на занятиях грамматикой проявляли в школе в Шартре во Франции ученики магистров Бернарда Шартрского и Гильома Коншского. Именно сюда стремились многие. Устремился в Париж «к Гильому и Шампо» и Пьер Абеляр, который собрал вокруг себя множество паломников, учеников. Студенты-вольнодумцы «начали отовсюду стекаться, покидая города и замки, селиться в пустыне, вместо домов – строить маленькие хижины, вместо изысканных кушаний – питаться полевыми травами и сухим хлебом, вместо мягких постелей устраивать себе ложе из сена и соломы, а вместо столов – делать земляные насыпи». Так поведал о тяге к знаниям и свободе у школяров в «Истории моих бедствий» П. Абеляр. Множество учёных кропотливо и серьёзно трудилось над тем, чтобы сгладить противоречия между верой и разумом, но университеты по-прежнему оставались «антагонистами по отношению к церкви», «рассадниками ереси», «центрами интеллектуальной энергии». Центрами рационализма и вольнодумства оставались «свободные знания», факультеты свободных искусств, которые служили «приманкой и крючком» для школяров. Успешно развиваются и практические науки – медицина и юриспруденция. С университетов всё и начиналось. Росли города, развивалась наука, промышленность, необходимо было осваивать право, земельное, в первую очередь, а также право на частную собственность. Появилась необходимость в возрождении римского права, которое начали изучать в университете города Болонья. Регулировались денежные и торговые отношения. В Болонье частные школы права действовали ещё в ХІ в. «Обычайное» право вскоре сменялось «писаным» правом, необходимо было вмешиваться в крупнейшие конфронтации папства и империи, церковь и светская власть стремились заполучить своё влияние на вольнодумствующие университеты. Император Фридрих І Барбаросса в 1255 г. взял университет в Болонье под своё личное покровительство. Студенты отныне подчинялись только преподавателям и епископу Болоньи. Студенты платили учителям гонорар (collectac) за учёбу. Четыре факультета имелось в средневековом университете: права, медицины, теологии, свободных искусств, как уже отмечалось ранее.

Университет в Болонье по праву считается старейшим университетом в Европе. Болонский университет и университет в Париже были в Средние века одними из самых популярных на европейском пространстве.

Происходит раннее расслоение общества. В Евангелие от Матфея сказано, «…трудящийся достоин пропитания». В период перехода от натурального хозяйства к денежной экономике толкователи этого религиозного постулата утверждали, что теперь «трудящийся достоин своего вознаграждения». Ремесло становится достойным, труд – затрата усилий, решение экономической задачи, а не только утомительное занятие, тягота, удел чудаков. Труд становится ценностью и исходным условием к процветанию. В том числе и умственный труд, который также должен оплачиваться. Магистр и купец уже могли законно, не опасаясь проклятий и наветов завистников, получать своё вознаграждение или прибыль в соответствии с затраченными усилиями, pro labore. Утверждаются статусы профессий. Колесо фортуны средневековых профессий изменчиво. На средневековом Западе появляются даже разграничения на «честные и бесчестные профессии». Безоговорочно, например, осуждались ростовщичество, частично «подневольные занятия» – opera servilia, запрещённые в воскресенье, была запрещена торговля, если она имела целью получение наживы – lucri causa, – и разрешена, если она направлена на помощь ближнему и на всеобщую пользу.

Студенты объединяются в своеобразные корпорации – университеты во главе с ректором. С университетами связан и рост городов Европы. Отметим, studia generalia зачастую возникали в небольших отдаленных поселениях, чем обеспечивался их бурный рост. Когда университет покидал город (а было и такое!), такие города чахли, приходили в упадок, оказывались на обочине магистральных путей развития. И, наоборот, те населенные пункты, в которых в Средние века создавался университет, интенсивно развивались, быстро поднимались на ноги и становились мощными притягательными центрами не только для молодёжи, но и для учёных мужем стареющего века, для людей пытливых и талантливых. С университетами связан и рост культуры. Ибо это всегда были не только образовательные центры, научно – исследовательские учреждения, но и целые научно – культурные поселения.

Вот именно поэтому, ранние средневековые университеты давали клятву не кому-либо или чему-либо, а именно родному городу, обещая, что и преподаватели и студенты «не предпримут шагов по переводу stuidium в какой-нибудь другой город» (Жак Верже). Принимаются Статуты университетов. Первые Статуты Болонского университета (1211, 1216-1217 гг.) свидетельствовали о создании прочных корпораций преподавателей и студентов. Город признавал независимость университета, предоставлял студентам необходимые условия для проживания, питания, получения кредитов и судебной защиты. Утверждались студенческие учебные и гражданские свободы. Студенты осуществляли контроль над учебным процессом, ходом занятий, имели право нанимать преподавателей. Первые предметы – права, включающие основы грамматики и риторики (в форме эпистолярного жанра – ars distaminis), большой курс логики, хотя естественная философия совсем не изучалась, школы медицины и свободных искусств. В качестве независимого Болонский университет был признан в 1316 году.

В университетах устанавливался порядок чтения отдельных книг из числа Corpus iuris civilis или же Corpus iuris canonici, т.е. основных, необходимых, канонических.

Устанавливается постепенно студенческий быт. В одном из Статутов Болонского университета о найме квартир особо оговаривалось, что «если какой-либо школяр в будущем снимет сам лично либо через другого комнату или комнаты, или дом, или квартиру», а потом захотел бы «передать своё место другому или другим нуждающимся», то должен позаботиться, чтобы «это лицо или лица не причинили неудобства другим живущим в упомянутой квартире…». Ранние Статуты Сорбоны требовали, что «никто не принимается в дом без клятвы», что «каждый член общины имеет свой собственный знак на одежде, единственный в своём роде и отличный от других», «никто не должен часто приводить в дом лиц со стороны», «никто со стороны не должен присутствовать на пирушках и собраниях членов сообщества. И тот, к кому пришёл гость, должен следить за этим», «и, сказав свою речь, (всякий) должен спокойно выслушать других». Давалось разрешение дофина Карла закрыть на ворота улицу Соломы, где находился университет Сорбона, из-за антисанитарии.

Представляют особый интерес образцы студенческих писем, устанавливались требования «о том, как нужно спать», «о воздухе и окружении», «о пище, или как следует есть», как нужно одеваться и обуваться. «Также не носите шляпы «salsamentis», как это делают некоторые, ибо это опасно». «Студенты лохматые и студенты красные» – так назвала свой очерк о вузовских учениках первая в мире женщина-посол в Норвегии, Мексике, Швеции Александра Михайловна Колонтай. Отстаивая рьяно и наступательно «пролетаризацию» в годы Советской власти в России в ХХ веке высшей школы, «красный дипломат» утверждала о превосходстве красного, пролетарского студенчества над старым, принадлежащим старой культуре, именуемом в очерке «лохматым» с присущим ему атрибутикой внешнего облика, быта, общественно-культурной ориентацией. «Лохматыми» в старину называли апатичных студентов за обычай назло «распомаженным» белоподкладочникам ходить с гривами, отчасти из-за отсутствия денег на парикмахера. Косоворотка тёмно-синяя, коричневая, сверху – поношенный, выцветший студенческий пиджачок. Сапоги – «с вентиляцией» и заплатами. Пальтецо – зимою ветром подбитое. «…Считалось, что забота об одежде – неприличное для студентов занятие. Это уже пусть «белоподкладочники» сюртуки себе шьют и в меховых воротниках зимою щеголяют». Таков «портрет» средневекового студенчества.

«Умствование», «созерцание», свобода для «полёта мысли», бесконечные споры до рассвета, до хрипоты, приливы и «отливы» в область чистой науки, социализация и политизация, раскрепощённость и придушенность волевой энергии молодёжи – всё это в разной степени характеризовало пытливую учащуюся молодёжь. Студенчество – самая динамичная в развитии науки и самая взрывоопасная в социальном отношении масса. Такой она была, пожалуй, всегда.

Как осознавал себя средневековый университет? Об этом велись великие споры в ХІІІ веке, когда университеты основательно занялись рассмотрением экономических, социальных, политических, институциональных, интеллектуальных и духовных проблем. Всё это теснейшим образом связано с темой призвания. Именно в этот период университеты начали осознавать себя как своеобразный цивилизационный феномен, когда была создана инфраструктура, когда некая группа, элита, каста вдруг стала осознавать себя чем-то новым, корпорацией интеллектуалов, движущих жизнь, переживала второе рождение, окончательное, с осознанием своей самобытности, необычности, неповторимости.

Действительно, к этому времени университеты самоопределились, и учёба в них приобрела социально значимую сущность. Упомянутый ранее «предводитель» схоластов Пьер Абеляр приравнивал учёные занятия к рыцарским сражениям. Подобно молодому рыцарю студент атакует старых своих учителей, для него учёба в школе подобна подготовке молодого солдата, tirocinium. Интеллектуальные сражения – турниры. Сын мелкого дворянина из Палле сохраняет печать своего происхождения, что было характерно для студенчества того времени и всего века, но они, студенты, перенимали в скорости стиль жизни и даже словарь доминирующего класса. Студента привлекали в одинаковой степени и блеск военной славы, и учёные занятия: potra militaris gloriae ради studium litterarum. Так осуществлялся выбор того, что впоследствии станет профессией, что заставляло отказаться от привычного образа жизни и мыслей, идеала, семейной и социальной структуры. Увлечённые школяры посвящали себя новому делу. Вот уж поистине: «Tu eris magister in actermum» – ты становишься наставником навеки.

Университарии, казалось бы, окончательно осознали своё положение и свою роль в общественной жизни средневекового Запада. Определились экономическая база и профессиональная мораль, самосознание нового городского сообщества. Родной средой университетов становится именно среда городская: «ad urbem…rediens», растёт самосознание и ответственность университетских корпораций. Новое поколение студентов и учёных ожидают pecunia et laus. Очаг науки заслуженно может называться государством наук, «mertio dici posit civitas litterarum» (лат.). На щит поднимается «величие души» (Готье), суждения Аристотеля из его «Никомаховой этики», дающие возможность создания теории dignitas, gloria преподавателя, достоинства и славы, уже намеченной небезызвестным нам выходцем из среднего сословия неистового научного спорщика и креативщика схоласта Абеляра. «Человеческая природа проявляется не в форме вещи, а в разуме», – гласит один из постулатов университетского «гуманизма», интеллектуального и «рационалистического». Университеты служат действующим инструментарием для познания себя в мире и мира в самом себе, они позволяют обогатиться суммой всех тех духовных богатств, что выработало человечество, чужой опыт освоить как и свой собственный. «СУМЫ» – такое название носила итоговая работа в университете студента средневековья, что позволяло ему усвоить исторический путь своих предшественников в родной для всех alma mater. Именно так называли в шутку студенты в Средние века свой университет – alma mater , что означало «мать – кормилица». На арену выходил новый культурно – исторический класс, тип студента – университетчика, который проявлял себя в разных сферах творческой и общественной жизни. Интеллектуальный потенциал общества резко изменяется, а уровень культуры несоизмеримо повышается

«Всё доброе, доступное человеку, заключено в интеллектуальных добродетелях». В жизни, однако, довольно выразительно проглядывается пресловутый преподавательский нейтралитет. В ХІ веке канцлер одного из университетских центров Парижа Жак Жерсон определяет университетские и интеллектуальные, научные добродетели университета. Университет – источник знаний, повелитель наук, наставник истины. Жерсон многократно подчёркивает превосходство врача, обучающегося в университете, над шарлатанами, восхваляет специалистов-врачей, противопоставляя их «колдунам, магам, чародеям и прочим сумасшедшим», поощряя «мэтров медицины, посвящающих своё время изучению книг тех, кто открыл и объяснил медицину». Истина, преподаваемая университетом, это тот «прекрасный свет, освящающий святую церковь и христианский мир». Утверждается профессия университетского преподавателя. Интеллектуальная роль университета возрастает. Если в ХІІ – ХІІІ веках университетские преподаватели стремились к открытию нового, то в ХV веке они уже становятся хранителями наук. Профессиональное сознание средневекового университетского преподавателя превращается в сознание моральное, в ощущение своей особенной миссии в обществе и государстве. Таким образом, со временем университетская ремесленная корпорация становится принцессой по крови. Перемещение науки – translatio studi – в высшие слои общества, превращается в закон преемственности как бы милостью Божьей. Университет становится уже для многих – божественным творением, школу называют королевской дочерью, университет – королевским сыном, а, главное, ведут его родословную от сотворения мира, называя его потомством Адама, пришедшим из земного рая. Кто были эти люди эпохи Средневековья, которые первыми потянулись к учебе, двигали науку, задумывались над устройством мироздания (макрокосмоса) и общества (микрокосмоса). Адамы университетского мира, разносторонние, энергичные, деятельные, пытливые, живущие всеми интересами своего времени.

Историческая нить «разматывалась» сама по себе, соответственно «складывалась» и история древних университетов, постепенно, шаг за шагом, настойчиво. Человеческую мысль нельзя обуздать, невозможно пресечь желание личности узнать больше, дух загнать в какие-то рамки и каноны. Многое уже смог сделать homo sapiens Античности. Приходило другое время и другие идеи, другие люди. «Отряхнув прах» со своих ног одряхлевшей римской цивилизации, покончив с рабовладением, на развалинах старого Рима возникли варварские государства: остготское (а затем лангобардское) на Аппенинском полуострове, королевство вестготов на Пиренейском полуострове, англо-саксонское королевство в Британии, государство франков в Рейне и другие.

«Варвары», общество земледелия и воинства, не знавших ни роскоши римской, ни чинопочитания, ни чванства, ни самодурства, не обремененных придворными церемониями, еще не имеющие глубокого понятия о философии и науках, не умеющие читать и писать, потянулись к знаниям. В это время еще правители византийских государств восседали на золотом троне, питались с золотой посуды, «на золоте едали», а у «варваров» короли ездили на деревянных повозках, запряженных парой волов, которыми правил пастух. «Но эти варвары» сделали большое историческое дело: «они омолодили и оживили» мир. Новое поколение было поколением мужей: уже речь не мальчика, а мужа звучала на просторах Европы. Когда варварские племена объединились в государства и приняли христианскую религию, их жизненный уклад, равно как и социальный строй, не мог оставаться прежним. Не одно столетие средневековая Европа обретала свой научный и творческий потенциал. Огрубевшие в войнах руки потянулись к книге и перу. Бородатый полководец в простой рубахе, коронованный на трон папой Римским, с завидным упорством и усердием выводил непослушной рукой первые латинские буквы. Разрушительные действия оставались позади, впереди – созидание и творчество. Время нуждалось в образованных специалистах.

Особенно бурный рост университетов проходил, как уже отмечалось, на Аппенинах. Здесь, третье сословие, ничем не скованное, избежало централизации власти, они устояли от абсолютизма, жили в городах по своим законам. Развитие промышленности, торговли и банков, появление класса «пополан» – купцов, менял и ремесленников. Этот молодой буржуазный класс нуждался в профессионалах во всех сферах деятельности. Не утихали войны между городами и лигами городов, позднее появиться (к 15 столетию) «некоронованные государи» (какими были, к примеру, банкиры Медичи во Флоренции, Висконти в Милане, Радивилы на тогдашней территории Беларуси).

Люди уже более уверенно смотрели в будущее, человек верил в себя, тверже стоял на ногах, богател и смотрел на мир совсем другими глазами, трезвым и расчетливым взором. Города Италии – небольшие, но все, что в них творилось – стройки, захват земель, усиление городов – не могло оставить в стороне никого. И в борьбе, и в научных поисках, и в мирских делах торговли и обогащения, самоутверждения, самоусовершенствования, самовыживания, самоопределения немалое место занимало развитие наук, создание новых учебных центров, рост новой интеллигенции, появление необычных цивилизационных феноменов – университетов.

Университеты во многом оставались «зеркальным» отражением внешнего мира, отстаивали свои права на автономию и самобытность, при том делали это твердо и решительно, хотя сами все еще во многом оставались в античном мире, пользуясь традиционной призмой в поисках и научных исследованиях. «Миф», «предположение», «идея фикс» рождали научные открытия, подтверждали или опровергали широко бытовавшие или носящиеся в воздухе идеи. Университеты и сами обрастали мифами. Мифической и «выламывающейся» из общего круга была и сама фигура ученого, клирика, который представал в глазах общества не иначе, как «лучом» света, озарением освященного, Богом «поцелованного». Утверждалась «Богоподобность» живой реальной Античности, самого ученого, учителя и его ученика. «Богоподобность», которая принесет немало радости и открытий, сладких мук, приятных разочарований, но еще не меньше страданий. И не только от настойчивости не всегда от действительно плодотворности научных исканий истины. Познание увеличивает печали, сказано в Библии.

Университеты Средневековья – алхимия поиска, именно не химия, а алхимия, где ученик с завидным упорством и каждодневным трудолюбием добывают из известных составляющих золото науки.

В деятельности университетов вскоре остро встают другие вопросы: политические, государственные, международные. Что такое призвание? Каково место университета в государстве и мировом сообществе? Какие ценности ему надлежит провозглашать, привносить в жизнь и отстаивать, утверждать? Какие науки преподавать? Так стало, что корпорации книжников порой превращались в надзирателей над мыслями и нравами и самих школяров и преподавателей. Скажем, они начали с того, что сожгли Жанну д’Арк, становились отдельной группой, инквизицией, жгущей книги. Хотя университеты стремились быть по-прежнему открытыми для всех слоёв общества, однако, начиная с ХV века, рост корпоративного (профессионального) самосознания и рост сознания общественного зачастую не совпадали. К ХV столетию стало очевидным, что университеты становятся кастой.

Университеты были необходимы как церкви, так и государству. По мере того, как складывались монархии и увеличивалась централизованная власть государства, всё острее становилась необходимость в высококвалифицированных кадрах юристов, летописцев, дипломатов. Церкви, в свою очередь, нужны были знатоки истории, религии, она нуждалась в умных и талантливых проповедниках. Необходимо было в то же время внушать народу о божественном характере власти, в чём и находились «точки» соприкосновения церкви и государства. Утвердились, наконец, юридические и медицинские факультеты, что было продиктовано требованиями времени и практическими целями обучения. Оставалось ещё «спорное» поле – факультет «свободных искусств». «На костры» посылались первые представители университетской науки, а вместе с ними и «Метафизика» Аристотеля.

Сохранилось свидетельство современника о сожжении книг Аристотеля в Париже в начале ХІІІ века, с указанием собора, «чтоб впредь никто не осмеливался под страхом отлучения их переписывать, читать или каким-либо образом хранить».

В будущем папская политика по отношению к университетам резко меняется. Те неуклюжие попытки втянуть университеты в политическую борьбу между светской и духовной властью не увенчались успехом и ни к чему не привели. В дальнейшем отцы церкви открыто встали на защиту интересов университетов. Знаменитая булла Григория ІХ «Pazens scientiarum» от 13 апреля 1231 года утверждает автономию Парижского университета. Бонифаций VIII встал на сторону студентов Болоньи в их споре с городскими властями, требовавшими, чтобы университет приносил им присягу в верности (1301). Заметим попутно, что именно исходом студентов из Болоньи был создан университет в Падуи, в котором учились белорус Ф. Скорина и поляк Н. Коперник. Кстати, в университетах стихийно складывались интернациональные группы обучающихся. Отцы церкви поддерживали независимость университетских корпораций, сами участвовали в создании новых учебных центров. Так, из 79 университетов, возникших в Европе до начала ХІІ века, 50 было официально основано папами.

Возростала ответственность университетов за учебу и быт своих питомцев. «Ede,bibe,lude» – «ешь», «пей», «гуляй» – девиз средневекового студента был не такой уж беззаботный и вовсе не бесбашнеый, как сказали бы сегодня. Это учеба была главным credo вагантов – школяров. Даже в искрометной лирике вагантов – школяров средневековья проявились и социальная острота и забота об учебе и быте студентов, содержалось немало полезных советов, хотя и в шутливой форме. Но еще в большей степени поистине материнская и отеческая забота проявлялась уже в самых ранних Статутах средневековых университетов. Вот какие пожелания содержались в оном из древнейших Статутов Сорбоны, составленном при жизни отца – основателя коллегии и самого университета Сорбонны Роббера дэ Сорбона. «Также, когда заметите других студентов в теплых шляпах, поступайте как они; если будет нужда, носите меховую шляпу…» Речь, очевидно, шла о наступлении зимнего времени. Дальше: « И ночью, когда не занимаетесь, не забудьте надеть ночной колпак и укутать горло…». И чем не материнский наказ шалопаю – студенту? В Статутах содержалось много полезных советов, предписаний студентам, которые, почти без исключения, являлись молодыми людьми и в студенческие годы, несомненно, были лишены материнской и отеческой заботы. На время учебы родной матерью – «alma mater» – матерью – кормилицей, строгой и взыскательной, но доброй и заботливой воспитательницей становился для студентов университет. «Если вы сможете, гуляйте каждый день по утрам и вечерам. И если погода холодная, то бегайте, но обязательно на пустой желудок. На худой конец, быстро ходите, чтобы восстанавливалась естественная теплота вашего тела. Ведь огонь гаснет, если его не поддерживать и не раздувать мехами…» Все эти образные пожелания звучат, как из письма матери. Веселые песни вагантов поднимали дух студентов. А в статутах требовалось «Пойте, чтоб развивать грудь». Приводились формулы студенческих писем, которые служили образцами для составления весточек родителям. В документах университетов отражены типичные для студенческой жизни ситуации и события, рассказывалось о наиболее излюбленных местах, которые особенно полюбились студентам, как Petst Pont – мост через южный рукав Сены в Париже, улица Rue du Fevrre – улица Соломы в Париже, гда находились школы факультета свободных искусств. Несколько необычное название улиц происходило от обычая устилать в школах пол, на которм сидели студенты, свежее соломой. В трактате «О волнениях души» говорилось, что «волнения души, также, как гнев, печаль, любовь женщины, страх, чрезмерная забота имеют большое влияние». Составитель Статута (им мог быть сам монах Роббер дэ Сорбонн) советовал «избегать страстей души, пагубных для вас (студентов), и спокойно и счастливо бы услаждали себя среди друзей и хороших товарищей, воспитывая в себе чопорность и терпение, которые приносят большую отраду душе, особенно, если вы всем сердцем любите Бога!».

В средние века на дорогах Европы часто можно было встретить вагантов – странствующих школяров. Их нельзя представлять только как «бродячее племя», проклятых богом и людьми скитальцев, которых гонит «ветер странствий» да поиск новых ощущений, как некая богунеугодная орда отшельников – еретиков, мрачной «сатанинской» сектой, исповедующей невежество и распутство. Их гнали, их преследовали, предавали анафеме, а они сеяли семена поиска истины, доказывали и исповедали, что абсолютно ничего нельзя принимать на веру, « ни одного положения, не проверив его с помощью разума», без «содействия умственной силы», как учил их наставник - парижский «магистр наук» Пьер Абеляр, «великий скиталец».

До нашего времени дошли сборники лирики вагантов. Это «Кембриджская рукопись» – «Carmiaa Cantabrigensia» из далекого начального для университетов 11 века в Англии, да «Carmina Burana» из ионастыря Бенедиктбейерн в Баварии в более позднее время. Ваганты – явление не национальное, общеевропейское. Поэзия вагантов рождала и своих кумиров и свои популярные произведения, манифесты кочующего студенчества.

Популярна «Исповедь» одного из «певцов любви и свободы» именуемого «Архипиит Кельнский». Это была латинская поэзия. Одним из первых вагантов – пиитов в этом круговороте слов, шуток, иронии, сарказма, мысли и чувства, тоски и пафоса, смеха сквозь слезы, философии и нравоучения был Гугон, по прозвищу Примас (это значит Старейшина) Орлеанский (помните, мы говорили, что Орлеан стал европейской столицей свободных творцов: поэтов, художников, драматургов), он писал в 1130-1140 гг. Даже Боккачио в «Докамероне» упоминает знаменитого певца – бродягу некого Примаса. Известен был Гатье из французского Лилля, он же Вальтар Шатильонский, автор «Contra ecelesiasticos juxta visionen apocalypsis». Сегодня растет интерес к вагантам Европы.

Ваганты, можно утверждать, стали предвестникаими зарождения разветвленного слоя «свободных творцов» в разных концах Европы, ими стали французские jongleur, jogler – жонглеры (от латинского слова joculator – шутник), немецкие скоморохи – шпильманы (Spielman), английские менестрели (minstral – от латинского слова ministeralis – слуга). Это было удивительное студенческое братство, кочующее из одного студенческого университета в другой. Университеты рождались спонтанно, но осударственная власть всячески стремилась их организовать, дисциплинировать.

Вернёмся к истории жизни средневекового вуза. Как уже отмечалось, вслед за университетом в Болонье почти одновременно возникает университет в Париже, основанный на базе кафедральной школы собора Нотр-Дам. Любопытно отметить, что уже тогда для открытия новых школ необходимо было получать лицензию канцлера Нотр-Дамского собора. Школа Нотр-Дам была школой теологии. В ХІІ веке эти школы переживали настоящий расцвет, процесс становился неконтролируемым, обучение велось беспорядочно, развивались, в основном, «доходные дисциплины», сначала имели особый успех аристотелевские философские тексты, потом их запрещали и предавали сожжению, изучение права то сильно развивалось, то запрещалось, так как это приходило в столкновение с некоторыми теологическими постулатами, что, возможно, свидетельствовало об определённом компромиссе между заинтересованными сторонами при создании Университета. Папство намеревалось и в дальнейшем наблюдать за организацией обучения. Парижский университет был университетом магистров. Около 1240 г. утвердились институты ректора и декана, как одни, так и другие были магистрами. Как правило, образование университетов в Европе осуществлялось спонтанно или организованно по решению гражданской или церковной властей. Создание целого ряда университетов санкционировано, как отмечалось папскими буллами, другие – по инициативе светских властей или санкционированы ею. Отдельные учебные центры, созданы королевской волею, а ещё появлялись университеты в результате постоянной миграции студентов и преподавателей из других городов. Болонья и Париж на долгое время стали эталоном университетов. Сюда стекались студенты из Англии, Германии, Италии, Франции, Польши. Вскоре на просторах Англии возникли два удивительных и популярных университета. Это Оксфорд и Кембридж. История создания как одного, так и другого университета окутана легендами и тайнами. По одной из легенд саксонская принцесса Фридесвида спряталась от своего королевского жениха в небольшом поселении за воротами монастыря, неподалёку от брода для скота (oxen ford) через реку Темзу. За укреплёнными замковыми стенами вырос университет. Оксфорд - в переводе с английского – «брод для скота». Удивительные витражи есть в церкви Оксфордского университета: на внешних и внутренних стёклах представлены 52 события Ветхого и Нового заветов. Всё в жизни повторяется. С восходом солнца изображения подсвечиваются и как бы смешиваются. И тогда изнутри церкви можно видеть сюжеты, которые как бы «накладываются» один на другой. Здесь и Хритос, распятый на кресте, и жертвоприношение, и поражение змея.

Кембридж создавался в результате перехода из Оксфорда студентов и магистров, которые выступили против ареста и наказания в результате своеволия властей нескольких студентов.

Автору этих строк посчастливилось побывать в Кембридже. Это город студентов. Здесь почти нет взрослого населения, кроме преподавателей, которых можно встретить при входе в колледж в мантиях и с чёрным прямоугольным четырёхгранным головным убором. У школяров, особенно маленьких, поверх чёрной мантии – белое жабо.

В Кембридже нельзя добраться до учёбы на автомобиле. Узкие улочки заполнены студентами, они повсюду: на набережной Темзы, в кафе, в маленьких бутиках, на мостовой. Зачастую они просто сидят за столиками и о чём-то оживлённо беседуют. Кажется, здесь так и слышишь древнюю студенческую песню: «От зари до зари, чуть зажгут фонари, все студенты по улицам шляются…».

Кембридж отметил своё 900летие. Современный Кембридж, собственно как и Оксфорд, – это сеть колледжей. Многие колледжи являются учреждениями, обеспечивающими полный курс обучения. Каждый колледж построен по замковому принципу: здесь студенты живут, учатся, занимаются спортом, посещают библиотеки, клубы, приходят на богослужение. Самым первым колледжем стал колледж Св. Питера, или «Питерхаус», основанный в 1284 году, затем «Зал короля», королевский колледж, колледж королевы и Св. Кэтрин, колледж Иисуса, Христа и Св. Джона.

В Оксфорде сегодня насчитывается 39 колледжей, в которых студенты живут и учатся. Внутри каждого колледжа – знаменитые английские газоны, о которых англичане говорят, что они их каждый день стригут и поливают: 800 лет подряд. Чистота газонов восхищает. «Брендовая» процветающая традиция университетов Оксфорда и Кембриджа – регата на Темзе за право получить титул «Глава реки» (Head of the River).

Предстваляет интерес организация испытаний в Сорбонском университете. Экзамен в Соборне (Париж) длился 12 часов, 20 диспутантов сменяли друг друга, не давая возможности претенденту на звание доктора ни есть, ни пить, ни спать. В конце Средневековья университеты продолжают возникать с ещё большей интенсивностью. Создаются университеты смешанного характера. Во Франции университет в Тулузе основан в соответствии с требованиями жителей Юга Франции изучать юридические дисциплины. На Пиринеях в Испании ещё долго политические власти вмешивались в процесс развития университетов. Но всегда превыше всего ценились университетские свободы. Университеты как корпорации стремились к поддержанию своего интеллектуального престижа. Университарии и государственная власть в Средние века находились во взаимодействии и постоянном отстаивании своих интересов. Как корпоративные организации университеты стремились к полной учебной монополии, в особенности, монополии на раздачу учёных степеней, к особым привилегиям, к “духовного” утверждению своего звания.

Ближайший к белорусским землям и один из старейших в Европе Краковский (Ягелонский) университет сформировался как центр математики и астрологии. Своей alma mater считал его Николай Коперник, который обучался здесь в 1491-1495 гг. Наряду с университетами Севильи и Толедо, Краковский университетсчитался центром средневековой алхимии. По легенде, в Кракове жил и учился знаменитый доктор Фауст. Здесь велись глубокие географические научные исследования. Впервые в Collegium Mairus утверждена университетская бурса (общежитие) под названием Иерусалим. В университетах Европы появилась “мода на восток”, в Италии училось немало выходцев из восточной Европы.

Большей популярностью для молодёжи из белорусских земель пользовался Виленский университет, который впитал лучшие традиции европейской высшей школы. Среди воспитанников- польский государственный деятель Ю. Пильсудский, легендарный «железный Феликс»,советский государственный деятель Ф.Э. Дзержинский, актер В.И.Качалов, теоретик литературы И.М.Бахтин. Именно здесь организовывались “Чацкие нового времени”, предшественники “декабристов” – учёные и общественные сообщества филаматов – любителей науки; общество филаретов – поборников нравственной чистоты (“лучезарные”) и духовной возвышенности. Здесь учились А. Мицкевич, И. Домейко, Я. Чечёт.

Богата талантами белорусская зеля. Слишком долго Беларусь являлась донором для поставления талантов другим странам. А.Мицкевич – гений польской поэзии, Я.Чечет – известный белорусский фольклорист, И.Домейко – ученый с мировым именем. Долгое время И.Домейко являлся ректором в Сант-Яго, стал национальным героем Чили, его именем названа фиалка, минерал, моллюск, горный пояс в Андах, город в той цветущей, солнечной, далекой стране, на памятнике над могилой написано: «Grand aducator», («Великий просветитель»).

В основе образования и воспитания в средневековом университете были “lectio” и “desputato» – лекции и диспуты. Оценивались «сумы» знаний учащихся. Новые идеи, новые направления в науке всё активнее утверждаются в университетах. “Классические” дисциплины права, теологии, медицины, свободных искусств дополняются другими науками. Астрономия в Кракове, гуманизм в Вене, креативное мышление в Орлеане, учения, определившие материализм Д. Скота и антиклерикализм Яна Гуса. К концу ХV столетия сформировалась разветвлённая сеть европейских университетов. Однако ни церковь, ни королевская власть, ни города не могли в достаточной степени обеспечить университеты необходимым научным оборудованием, зачастую университеты не имели своих зданий, библиотек, жилищ для студентов и преподавателей, почему и магистры и их воспитанники часто снимались с места, “путешествовали” по городам и весям. Пользовались льготами дети рыцарей, получающие материальную помощь от короля, знатные люди из других стран. Университеты становились “шумными перекрёстками” Европы, где в дружбе и согласии, в пытливости ума учились и жили вместе “дети разных народов”, люди разных возрастов, разных религий. Считалось, что средневековый университет утверждал три вида жизни: 1) жизнь телесную, плотскую, индивидуальную; 2) жизнь гражданскую и всеобщую; 3) жизнь божественную, или духовную. Первой, как водится, заведует факультет медицины, второй – факультеты искусства и права, третьей – теологии.

Университеты, таким образом, управляли человеческой жизнью во всех трёх её видах, в достаточной полноте и глубине для утверждения и совершенства Науки, Общества, Личности.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


База данных защищена авторским правом ©infoeto.ru 2016
обратиться к администрации
Как написать курсовую работу | Как написать хороший реферат
    Главная страница